BFM.ru: Симонов: заградительные пошлины — ружье, которое может выстрелить в любой момент

Комментирует Заместитель начальника отдела аналитических исследований "УНИВЕР Капитал" Дмитрий Александров

Оптовые цены на бензин и дизель зафиксировать на уровне июня до конца этого года. Потом до конца марта 2019 года придется индексировать цены не выше инфляции. Такое заявление сделал вице-премьер Дмитрий Козак по итогам совещания с нефтяниками — представителями «Роснефти», «Лукойла», «Сургутнефтегаза», «Газпрома», «Газпром нефти», «Татнефти», «Русснефти», ННК, Иркутской нефтяной компании и «Нового потока».

1 ноября компании должны были подписать правительственный план по стабилизации цен на топливо. В противном случае правительство обещает им заградительные экспортные пошлины.

Первые результаты договоренности правительства и нефтяников были таковы: крупнейшая частная нефтяная компания России заявила о снижении цен на бензин и другие нефтепродукты в мелком опте в рамках соглашения с правительством. «Лукойл» меняет цены реализации продукции мелким оптом в регионах своей ответственности.

Другие компании также сообщили о присоединении к
соглашению по стабилизации рынка топлива. Например, «Газпром нефть» заявила, что уже снизила цены в мелком опте на бензин и дизтопливо до 15%. Компания также сообщила, что выполняет все обязательства в рамках предыдущих договоренностей с правительством в полном объеме. «В частности, цены на топливо на АЗС сети «Газпром нефть» сохраняются на уровне мая 2018 года, и компания не планирует их изменять в ближайшее время», — отметили представители предприятия.

После подписания соглашения бензин начал дешеветь на бирже. Стоимость бензина Аи-92 на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже (СПбМТСБ) к 12:30 снизилась на 2,55% и составила 48 189 рублей за тонну, Аи-95 — на 5,16%, до уровня в 50 637 рублей. Кроме того, также подешевело зимнее дизельное топливо — на 2,06%, до 57 389 рублей.

Ситуацию Business FM обсудила с генеральным директором Фонда национальной энергетической безопасности Константином Симоновым:

— Почему, как вам кажется, от повышения акцизов с нового года все-таки не стали отказываться? Может быть, имело смысл?

— Мы посчитали, у нас доля налогов различных в литре бензина с 2012 года выросла до нынешнего года примерно с 65% примерно до 80%. То есть 80% — это налоги в том или ином виде в каждом литре. Вот ответ на ваш вопрос. Я уже сказал: если у вас доходы в бюджет формируются прежде всего за счет нефтегазового комплекса, при этом вы год за годом рассказываете про какую-то несырьевую наполняемость и при этом все всё видят на цифрах, ясно, почему отказались от идеи снижения. Потому что государство не может позволить в условиях выполнения «майского» указа, в условиях, когда президент поставил задачу собирать со всех деньги, где только можно найти, дать возможность еще и снизить акцизы на бензин. Конечно, этого не будет. На самом деле, государство все больше зарабатывает на дорогом топливе, это тоже надо иметь в виду. Это, кстати, тоже один из аргументов в пользу того, что цены со II квартала вполне могут быть повышены.

— Вроде бы снят сейчас вопрос с заградительными пошлинами, но забыли ли эту историю или еще вернется вопрос?

— Это ружье на стене, которое в любой момент может выстрелить. Мы же понимаем, что это есть как бы конец дискуссии, о которой мы говорили. То есть была такая игра в циферки, а потом государство просто говорит: «Ребята, мы уже даже в закон это внесли. Введем за один день, просто подпишем бумагу — и привет, введем эти заградительные пошлины». Вы же понимаете, что такое заградительные пошлины. Просто никто не запрещает экспорт, но фактически говорят: либо так, либо никак. Но по большому счету, если ситуация как-то будет выходить из-под контроля, их могут ввести. Но я уверен, что не будет выходить из-под контроля, потому что здесь есть приказ первого лица, он будет выполнен, безусловно. А вот что будет во II квартале с учетом того, что с 1 января заработает так называемая новая налоговая система и начнется ускорение налогового маневра, который прежде всего бьет по переработке, и как будет работать компенсирующий акциз, совершенно пока не ясно. Все это формирует очень серьезную зону неопределенности. Так что начало 2019 года с точки зрения отношений государства и нефтяников будет очень веселым.

Есть сомнения в том, что соглашение правительства с нефтяниками будет работать. Можно представить, что крупнейшие нефтяные компании продадут на внутреннем рынке топливо по низким ценам. Однако ничто не мешает купить это топливо и продать его за границу задорого — при отсутствии экспортной пошлины. Возможно ли такое? Рассуждает замначальника отдела аналитических исследований ИК «УНИВЕР Капитал» Дмитрий Александров:

«Что касается возможности такого хитрого экспорта, когда действительно будет вроде бы формально проходить поставка на внутренний рынок, затем она будет другой «дочкой» или «внучкой» перепродаваться за рубеж, я думаю, что на это есть контроль, потому что это контролировать легко, и это на уровне правительства умеют делать очень хорошо. То есть, грубо говоря, потоки нефти и нефтепродуктов очень прозрачны сейчас. Не важно, это идет через биржу или это не биржевой рынок, не имеет значения. Поэтому я не думаю, что в массовых масштабах кто-то рискнет это делать. С точки зрения того, что сейчас в принципе есть пункт о том, чтобы на 3% были увеличены объемы относительно год к году, это дополнительно снимает риски дефицита, но при этом это опять же не значит, что цены будут ниже, просто потому, что на оптовом рынке независимым игрокам сложно отказаться покупать и таким образом уронить цены. А независимых продавцов нефтепродуктов просто нет. Поэтому, грубо говоря, бензина будет больше, но цена не факт что будет ниже. В рознице она ниже, естественно, не будет, выше она будет в любом случае. Главное, чтобы она не была выше существенно. Потому что, если смотреть просто ту отрицательную маржу, которая сейчас есть, и плюс еще те акцизы, которые могли быть введены или могут быть введены с 1 января, там суммарный скачок может превысить 20%».

О последствиях, к которым может привести соглашение, рассуждает ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев:

«Первое последствие: полностью остановится реконструкция нефтеперерабатывающих заводов, будет имитироваться какая-то деятельность. Второе последствие: отсутствие возможностей для роста потребления бензина и дизельного топлива на внутреннем рынке России. Если произойдет оживление экономики, уровень потребления бензина должен вырасти. Уровень потребления бензина и дизельного топлива в четыре раза ниже, чем должен быть в нормальной ситуации. Возможности для роста огромные, но они не могут быть обеспечены нашей нефтепереработкой, которая просто не будет поставлять нужное количество бензина и дизтоплива на внутренний рынок. Фактически мы перешли к социалистической системе ведения хозяйства (постоянное наличие дефицита и торговля из-под полы). Это наша достаточно близкая перспектива».

Несмотря на соглашение с нефтяными компаниями о заморозке цен на моторное топливо до конца года, план по повышению акцизов с января остается в силе, заявил Дмитрий Козак. «Коврижек», по его словам, никто не получит.

«Либо вы соблюдаете цену независимо от экспортной альтернативы, либо мы вынуждены идти на крайнюю меру в виде введения заградительной пошлины, что крайне болезненно, потому что это в первую очередь ударит по нефтепереработке, в том числе независимой», — цитирует Козака РБК.

Источник: BFM.ru

RUEN