Эксперт: Бензин течет на биржу, но не дешевеет

Комментирует Заместитель начальника отдела аналитических исследований "УНИВЕР Капитал" Дмитрий Александров

Власти пытаются замедлить рост цен на бензин, направляя продавцов и покупателей на биржу. Однако биржевая торговля не в силах повлиять на цены — как из-за мировых цен на нефть, так и из-за особенностей российского топливного рынка

В этом году объем торгов нефтепродуктами на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже (СПбМТСБ) вырастет до 19 млн тонн — это на 1,5% больше, чем годом ранее. Об этом недавно сообщил глава биржи Алексей Рыбников. В целом на СПбМТСБ довольны тем, как растет торговля бензином: уже скоро через организованный рынок будет продаваться каждая четвертая тонна бензина. Подобная динамика связана с тем, что власти обязали нефтяной сектор продавать свою продукцию на внутренний рынок через биржу в больших объемах, чем раньше. Так они надеются создать более прозрачную и более конкурентную среду, а, как известно, здоровая конкуренция ведет к снижению цен или хотя бы к замедлению их роста. Однако российский рынок нефти, газа и нефтепродуктов слишком сегментирован, а поставки на нем осуществляются слишком малым числом игроков. Так что даже если планы правительства и СПбМТСБ сбудутся и еще больше бензина будет продаваться через биржу, на ценах это не скажется — или скажется лишь незначительно.

Цены поскакали вверх

Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа была создана десять лет назад с целью формирования организованного товарного рынка. В состав акционеров входят такие монстры нефтяного рынка, как «Газпром нефть», «Роснефть», «Транснефть». Сейчас это крупнейшая товарно-сырьевая биржа в России, более чем с 2100 участников торгов.

Важно подчеркнуть, что кроме расчетных фьючерсов на СПбМТСБ торгуются поставочные фьючерсы на нефтепродукты и, главное, фьючерс на нефть марки Urals, что позволяет устанавливать прямую рыночную котировку российской нефти. Если говорить о нефтепродуктах, то они поставляются на так называемых балансовых пунктах Москва, Нижний Новгород, Пермь и Воронеж. В частности, базисные активы, к которым относятся бензин Премиум АИ-95-К5, бензин Регуляр АИ-92-К5, дизельное топливо летнее К5 и дизельное топливо зимнее 1-го класса, торгуются лотами по 60 тонн и могут быть поставлены на все железнодорожные станции, находящиеся в радиусе 200 км от станции Яничкино Московской железной дороги, на все железнодорожные станции назначения, находящиеся на территории Нижегородской области, и на значительное число станций в Воронежской области и Пермском крае. Смысл поставочных фьючерсов в том, чтобы нефтепродукты через биржу могли покупать сельскохозяйственные и другие компании, которые хотят заранее зафиксировать для себя цену на топливо.

Если изучить данные с сайта СПбМТСБ, то последние месяца два биржевые цены на нефтепродукты растут быстрее розничных. Так, с начала сентября по конец октября национальный индекс Премиум-95, рассчитываемый биржей, вырос на 2,2%, тогда как розничные цены на 95-й бензин по стране выросли на 1%. Это косвенно подтверждает тот факт, что АЗС действительно сдерживают рост цен, тогда как у производителей цены растут быстрее (на бирже торгуют именно производители).

Напомним, после того как в начале лета розничные цены скакнули вверх, правительство договорилось с компаниями о замораживании розничных цен и предприняло иные шаги. В частности, снизило с 1 июня акцизы на бензин на 3000 рублей с тонны и на дизтопливо на 2000 рублей с тонны от действующих на тот момент ставок, а также отказалось от планового повышения акцизов до января 2019 года. Однако с сентября бензин снова начал серьезно дорожать, и сейчас правительство готово использовать даже столь радикальные меры, как введение заградительных пошлин на нефть и нефтепродукты для стабилизации внутреннего рынка. Цель — удержать рост цен на бензин в пределах инфляции (около 4% в год). «Моторное топливо в России, в нефтяной стране, должно расти в пределах инфляции», — обозначил линию поведения вице-премьер Дмитрий Козак.Механизм удорожания ясен: когда нефть и нефтепродукты выгоднее продавать на экспорт, никто не хочет продавать их на внутреннем рынке. Количество падает, цены растут. Казалось бы, заградительные пошлины шаг радикальный, но логичный. Но такая линия поведения полностью противоречит ранее обнародованным и проводимым в жизнь планам завершения налогового маневра. По сути своей, этот маневр для нефтяной отрасли означает следующее: с одной стороны, власти намерены в 2019–2024 годах поэтапно снизить экспортные пошлины до нуля, с другой — повысить НДПИ для нефти. Дополнительно предусмотрен фактически «отрицательный акциз», который должен компенсировать разницу в налоговой нагрузке по завершении маневра. По замыслу авторов идеи, это приведет к увеличению фискальных сборов с нефтяного сектора и, соответственно, к росту доходов госбюджета. Создавать при этом предпосылки для роста цен на топливо выше инфляции маневр не должен. В теории.

Вертикально интегрированные компании, опасаясь, что завершение маневра ударит по нефтепереработке, начали поднимать цены на внутреннем рынке где-то с середины марта (в то время как мировые цены на нефть начали существенно расти только с апреля). В результате мы имеем сегодняшнюю ситуацию, которую государство стремится поправить. «Розничные цены в РФ регулируются, при рыночном ценообразовании стоимость АИ-92 превысила бы 50 рублей за литр. Чтобы не допустить такого роста, оказывается давление на оптовые цены, в частности через биржу», — говорит старший консультант VYGON Consulting Александр

Рост нормативов подстегивает объемы торгов нефтепродуктами на бирже

Строем на биржу

В 2013 году совместный приказ Минэнерго и ФАС обязал «занимающие доминирующее положение на рынке» компании продавать часть своей продукции на бирже. Так, для бензина этот норматив составлял 10% всего выработанного объема, для дизтоплива — 5%. Аналогичные нормативы затрагивают и сжиженный газ (тоже 5%) и иные нефтепродукты.

В этом году, по словам начальника управления по топливно- энергетическому комплексу ФАС Дмитрия Махонина,нормативы вырастут. Теперь, например, нужно будет продавать не менее 15% бензина и 7,5% дизельного топлива и газа. Господин Махонин также отметил, что изменения будут подписаны и вступят в силу до конца года. Что интересно, в Минэнерго считают, что эти нормативы должны быть еще выше, о чем на недавних парламентских слушаниях по вопросу биржевых торгов нефтепродуктами в Госдуме упомянул заместитель министра Павел Сорокин.

Идеи ФАС и Минэнерго вполне логичны: чем больше газа, нефтепродуктов (а также иных товаров) проходит через биржу, тем больше процесс ценообразования становится для них прозрачным. Кроме того, биржевая торговля создает более конкурентную среду между производителями, что также должно благотворно влиять на цены. Кроме того, чем выше объем товаров, продаваемых через биржу, тем выше ликвидность и, соответственно, ниже цены. Более того, нормативы продажи нефтепродуктов через биржу сейчас даже перевыполняются. «На бирже в 2018 году продавалось 23,1 процента автобензина и 18,2 процента дизтоплива от общих поставок на внутренний рынок, что уже является высоким показателем», — говорит Александр Былкин. Однако он подчеркивает, что само по себе увеличение реализации топлива через биржу может и не повлиять на котировки, даже когда сигнал на понижение цен очевиден для участников. Слишком сильны внешние условия для роста цен — перебороть их биржевой торговле не под силу.

По мнению Александра Былкина, сложная ситуация на рынке моторных топлив будет сохраняться до конца года, и тут никакие объемы на биржевой площадке не помогут. Лучше станет только в будущем году, когда заработает демпфирующий механизм (в рамках завершения налогового маневра), который будет компенсировать заводам убытки от поставок на внутренний рынок. Производителям будет проще поддерживать комфортный для розницы уровень оптовых цен, и напряженность на рынке спадет.

Заместитель генерального директора по инвестициям ИК «Универ Капитал» Дмитрий Александров также предупреждает, что пускать товар через биржу не панацея. «Биржевые торги делают цену более реалистичной, но спрос или реальная ценовая привязка к внешнему рынку через нетбэк (рыночная цена нефти у конечного потребителя за вычетом всех расходов, связанных с получением нефти на рынке. — “Эксперт”) в случае всплеска внешних цен, особенно на фоне девальвации, могут вызывать и рост биржевых цен», — поясняет аналитик.

Кроме того, в процессе попыток «отрегулировать» цены власти определенно забыли, что компаниям, доминирующим на рынке, может не слишком понравиться «принудиловка».

Громко хлопнуть вентилем

Ситуация на рынке газа немного другая: в соответствии с актами регуляторов «Газпрому» разрешено продавать на бирже не более 17,5 млрд кубометров газа в год, в паритете с независимыми поставщиками. На практике независимые не используют эту квоту, а «Газпром» по итогам 2017 года реализовал свой максимально возможный показатель.

Приказ по аналогии с рынком нефтепродуктов, обязывающий доминирующих участников продавать определенную долю на бирже, по газу до сих пор не принят, хотя активно обсуждается в ведомствах.

В то же время в конце сентября этого года «дочка» «Газпрома», «Газпром межрегионгаз», неожиданно приостановила продажу на бирже газа с поставкой «на сутки». Двадцать восьмого сентября объем торгов падал до 100 тыс. кубометров, а это практически ничто. При этом более 90% всего объема продаж природного газа — это «Газпром». И если газ не продает «Газпром», то на бирже его практически не будет.

Таким своеобразным способом «Газпром» протестует против того, что правительство не учитывает интересы холдинга при планировании развития внутреннего газового рынка. Здесь стоит напомнить, что решения об увеличении нормативов биржевых продаж для «Газпрома» (нарастить в полтора раза, до 25 млрд кубометров в год, или, по другим данным, вдвое — до 35 млрд кубометров) либо об индексации тарифа на транспорт газа для независимых производителей до сих пор нет. «Протестная» версия более похожа на правду, учитывая бытующее в отрасли мнение, что у «Газпрома» есть простаивающие мощности по добыче газа. Вскоре после прекращения торгов газом на бирже ФАС вынесла холдингу предупреждение о недопустимости подобных действий. «В результате отказа ООО “Газпром межрегионгаз” реализовывать газ на организованных торгах спрос потребителей на “биржевой” газ не удовлетворен. Эти действия (бездействие) поставщика газа содержат признаки нарушения пункта 5 части 1 стати 10 Закона о защите конкуренции» — обозначило свою позицию ведомство. Как следует из данных СПбМТСБ, через два дня после вынесенного предупреждения, 18 октября, «Газпром» вернулся к продаже газа на бирже на суточных торгах.

Если вернуться к рынку нефтепродуктов и конкуренции в этом сегменте, то есть еще одна проблема: в списке участников торгов СПбМТСБ бросается в глаза, что большинство игроков — либо трейдеры-посредники, либо крупные нефтяные компании, которые, по сути, продают через биржу своим дочерним предприятиям ради выполнения нормативов.

Что же касается более мелких компаний — производителей топлива и компаний-потребителей, которые покупают с биржи нефтепродукты для себя, то их на бирже, как отмечает источник «Эксперта» в нефтегазовом секторе, совсем немного. Сказываются регуляторные и бюрократические сложности, а также тот факт, что гораздо удобнее использовать прямые контракты и иные виды внебиржевых поставок.

Источник: Эксперт

RUEN