Компания: Гудбай, Америка!

Комментирует Директор по инвестициям "УНИВЕР Капитал" Дмитрий Александров

Столь резкая смена настроения инвестора, активно и весьма успешно вкладывающего деньги в телекоммуникационную отрасль, показалась аналитикам очень странной, тем более, что он купил ценные бумаги Apple на $100 млн менее года назад и тогда утверждал, что верит в будущее производителя iPhone и iPad. Хотя нельзя говорить, что он вышел из бумаг Apple без прибыли: за истекший год они подорожали более чем на 20%. Что касается Facebook, то Алишер Усманов покрыл свои расходы на покупку акций социальной сети и даже заработал $500 млн "сверху" уже на IPO компании. Выход из американских активов, и в первую очередь из акций Apple, непосредственно связан с возможным введением санкций со стороны США, уверены эксперты.

Параллельный мир

Вашингтон пока держит в секрете, какие именно "неприятности" он готовит, но инвесторы уже сейчас задумываются над тем, как обезопасить собственный бизнес в Северной Америке. "Я только что вернулся из США, охлаждение в отношениях чувствуется. Мои контрагенты даже отменили несколько встреч, ссылаясь на нестабильную ситуацию", - отметил Владимир Канин, автор нескольких стартапов в США и основатель сервиса мобильного эквайринга Pay-Me. Хотя маловероятно, что администрация Барака Обамы пойдет на жесткие санкции в отношении бизнеса, так как пострадают в том числе и американские интересы, считает эксперт. Не говоря уже о том, что крупный бизнес на сегодняшний день интернационален: многие российские компании, работающие на американском рынке, имеют "прописку" в Западной Европе. Например, Parallels и Acronis. Обе были созданы российским предпринимателем Сергеем Белоусовым, на сегодняшний день имеют обороты, исчисляемые сотнями миллионов долларов в год, офисы технической разработки находятся в РФ, а офисы продаж и основные покупатели - в США. Та же Parallels, хотя и является "российской", но зарегистрирована в Швейцарии, среди ее акционеров с 2005 г. значатся несколько всемирно известных венчурных фондов, в частности Bessemer Venture Partners, Insight Venture Partners и Intel Capital. "На бизнес компании санкции США и ЕС никак повлиять не могут по ряду причин. Во-первых, потому что мы не российская компания и наши основные рынки сбыта находятся не в России. Во-вторых, потому что мы разрабатываем программное обеспечение, а не делаем оружие или качаем нефть, - поясняет официальный представитель московского офиса Parallels. - Наши продажи не связаны с госсектором, и в большинстве своем это онлайн-бизнес, а не офлайн. В целом в данный момент очень сложно представить себе санкции, которые бы могли иметь долгосрочные негативные последствия для бизнеса IT-компаний из России".

Сам основатель Acronis, старший партнер фонда Runa Capital, председатель совета директоров Parallels Сергей Белоусов полагает, что "большинство IT-компаний работает вне политики, поэтому мы не ожидаем серьезных проблем для IT-бизнеса". Но представители других отраслей вовсе не так уверены в неприкосновенности своих активов и контрактов в США.


С оружием на заправку

На днях Стокгольмский институт исследования проблем мира (Stockholm International Peace Research Institute, SIPRI) опубликовал очередной доклад о состоянии международного рынка вооружений и военной техники за период с 2009 г. по 2013 г. Крупнейшими поставщиками вооружений оказались США с 29% от общего количества поставок, второе место заняла Россия (27%). Речь идет о суммах в десятки миллиардов долларов ежегодно, поэтому теоретически санкции могут очень серьезно ударить по военно-промышленному комплексу нашей страны.

Хотя есть одно "но": в течение последних пяти лет Россия продавала вооружения и военную технику 52 странам, однако почти две трети экспорта предназначено лишь для трех. На Индию пришлось 38% всех российских поставок, доля китайских закупок равняется 12%, Алжира - 11%. В целом 65% российского экспорта пришлось на страны Азии и Океании, 14% продукции отправилось в Африку, 10% - на Ближний Восток. То есть как-то повлиять на покупателей Вашингтон, скорее всего, не сможет. Впрочем, существует один контракт, заключенный непосредственно с США. Он предполагает поставку военно-транспортных вертолетов Ми-17В-5 для нужд американской армии в Афганистане на $345 млн.

Разговоры о том, что этот контракт необходимо разорвать и без ситуации вокруг Украины, ведутся уже без малого два года. Дело в том, что американские конгрессмены лоббируют интересы собственных производителей вооружений. Но, несмотря на их противодействие, первая партия вертолетов была поставлена заказчикам в феврале 2014 г. "Контракт очень выгоден Пентагону и финансово, и технически. Афганистану нужны именно наши машины, их пилоты легко обучаются работе на них. Контракт заключен официально, он абсолютно прозрачен, и нет причин его прерывать. Других крупных контрактов с США нет", - рассказал "Ко" официальный представитель ОАО "Рособоронэкспорт" Вячеслав Давиденко. При этом он отметил, что в настоящее время США пока не объявили никаких санкций в отношении его компании. "Очень надеемся, что этого не произойдет. Мы крупный игрок на рынке вооружений и часто составляем серьезную конкуренцию. Поэтому объявление санкций будет всегда нами расцениваться как проявление недобросовестной конкуренции", - заключает эксперт.

Тем временем отдельные компании и без санкций Вашингтона почувствовали на себе последствия присоединения Крыма к РФ. Так, заправки под брендом "Лукойла" в США уже пикетируются выходцами с Украины. Они призывают американцев отказаться от российского бензина. Эта позиция вызывает улыбку у официального представителя "Лукойла" Дмитрия Долгова: "Бензин на американские АЗС не поставляется непосредственно из России, мы покупаем его в США на оптовом рынке". Что касается серьезного ущерба для компании, то подобного рода акции его не нанесут, несмотря на то, что у "Лукойла" в Америке порядка 350 АЗС. Продажа топлива - не основной вид деятельности компании, ее бизнес - добыча и продажа нефти, подчеркивает Дмитрий Долгов. Что касается пикетов в США, то это может ударить по рядовым американцам, которые являются управляющими автозаправочных станций (в США это, как правило, семейный бизнес). В качестве примера Дмитрий Долгов приводит рынки Польши и Украины, где к российским компаниям после событий вокруг Крыма относятся недружелюбно. Но, согласно статистическим данным, это никак не сказалось на объемах продаж.

"Лукойл" был, пожалуй, первой российской компанией, кто закрепился в США. В 2000 г. ее совладелец Вагит Алекперов за $71 млн выкупил убыточную американскую сеть бензоколонок Getty Petroleum Marketing, насчитывавшую примерно 1300 АЗС. В 2004 г. он докупил у ConocoPhillips еще 795 заправок за $265,75 млн. Однако проект себя не оправдал, он приносил убытки из-за отсутствия собственных НПЗ, и в 2008 г. "Лукойл" начал распродажу АЗС. За последние пять лет количество заправок было сокращено примерно в семь раз.


Железный след

Торговые санкции со стороны США в отношении российских металлургических компаний - не новость, достаточно вспомнить антидемпинговые расследования начала 2000-х, касающиеся наших металлургов. США фактически закрывали рынок для сталелитейщиков России, вводя жесткие квоты на поставку металла. И чтобы выйти на американский рынок, россиянам пришлось серьезно потратиться, скупая сами местные компании. Первым на такой шаг решился "Норильский никель" Владимира Потанина. В 2003 г. компания купила примерно за $365 млн 55,4% акций крупнейшего в США производителя металлов платиновой группы Stillwater Mining. Но американские власти посчитали, что следует ограничить влияние российского инвестора на единственного в Штатах производителя палладия. Владимиру Потанину даже не удалось провести в совет директоров своих представителей. Через семь лет он продал компанию. Впрочем, покупка себя оправдала: за счет роста цен на палладий пакет был реализован в два с половиной раза дороже, почти за $1 млрд. Сейчас у "Норникеля" в Пенсильвании зарегистрирована "дочка" - Norilsk Nickel USA, а у "Интерроса" - нью-йоркский фонд private equity Altpoint Capital Partners, инвестирующий в энергетику, телеком, индустрию и бизнес-сервис (фонд является совладельцем таких компаний, как AmQuip Crane Rental, Anaraq, ByteGrid Holdings, Globe Energy Services, Pyote Water Solutions, Resources Acquisition, Vazata). В 2010 г. New York Post также сообщала о покупке фондом модельного агентства Ford Models. Будет ли сворачивать Altpoint свои инвестиции, пока непонятно. В "Интерросе" отказались комментировать эту тему.

У "Северстали" Алексея Мордашова и НЛМК Владимира Лисина на Североамериканском континенте имеется по три предприятия. "Мы пока никак не почувствовали обострения политической ситуации", - сказали "Ко" в "Северстали". Примерно то же самое говорят и в НЛМК. По итогам прошлого года показатель EBITDA дивизиона "Северсталь" в Северной Америке оказался самым высоким за последние три года ($92 млн). Это притом что EBITDA "Северсталь Российская сталь" упала с $298 до $289 млн. Впрочем, о развитии речи также не идет: еще в прошлом году Алексей Мордашов отказался от планов по строительству завода по выпуску гранулированного железа в Северной Америке. А "Мечел" Игоря Зюзина еше с середины 2013 г. пытается продать свои угледобывающие предприятия в США ("Кистоун", "Джастис Энерджи" и "Дайнемик Энерджи"). Деятельность некоторых из-за убыточности бизнеса приостановлена. Сколько потерял бизнесмен, сказать сложно, но покупка американских активов в 2009 г. ему обошлась в $890 млн.

Возможно, кусает локти и совладелец группы "Альфа" Михаил Фридман. После продажи ТНК-BP он и его партнеры вложили $1,4 млрд в американских производителей оборудования для прачечных и автоматов для подкачки шин. А в декабре 2011 г. The Wall Street Journal сообщала, что Фридман намеревается создать в США фонд, который вложит в недвижимость около $1 млрд. Информации о том, создан ли фонд и работает ли он, больше не появлялось.

Китайская рулетка

С инвестиционной точки зрения американский рынок привлекателен, фондовые индексы регулярно обновляют свои максимумы. Но для россиян он слишком рискован и без потенциальных санкций. В пользу этого может свидетельствовать и заявление пресс-секретаря Белого дома Джея Карни, рекомендовавшего инвесторам избегать вложений в российские акции или играть на их понижение. "На вашем месте я бы не стал сейчас инвестировать в российские акции, если только вы не открываете короткие позиции", - заявил он на пресс-конференции. Так что действия Алишера Усманова можно считать вполне оправданными.

Подстраховался и российский Центробанк. Мегарегулятор, как говорят на рынке, в преддверии возможных санкций вывел из ФРС США более $100 млрд казначейских облигаций. "Объем российский инвестиций на американском рынке не так велик, но инвесторы пытаются сократить свои активы на долларовых счетах в американских банках или в расчетных клиринговых компаниях, - поясняет начальник аналитического департамента инвесткомпании "Универ капитал" Дмитрий Александров. - Таким образом они хеджируют риски возможного ареста или ограничения движения средств по долларовым счетам".

Самое примечательное в истории с выходом Алишера Усманова из акций Apple и Facebook - то, куда он вкладывает вырученные деньги. Это гиганты китайской e-коммерции компании Alibaba и JD.com. "На китайский рынок приходится около 70-80% от общего объема наших инвестиций в иностранные интернет-компании", - признал Иван Стрешинский. "Период взрывного роста Apple и Facebook закончен, поэтому имеет смысл переложиться в активы с более интересными перспективами, обещающие куда больший заработок в ближайшее время", - добавляет Владимир Канин.

Действительно, в середине марта интернет-гигант Alibaba Group объявил о подготовке к IPO, которое пройдет на одной из бирж США. Объем размещения может составить свыше $16 млрд и стать одним из крупнейших в мире. Кстати, Алишер Усманов покупал акции Facebook как раз до официального размещения бумаг на бирже и, как уже было сказано, не только окупил вложения, но и заработал порядка полумиллиарда долларов. Возможно, именно на такой сценарий российский миллиардер рассчитывает и сейчас.

"Интерес со стороны российских компаний к Китаю и Юго-Восточной Азии появился несколько лет назад. И в связи с событиями на Украине он может усилиться", - считает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук.

В Поднебесной еще много активов с высоким потенциалом роста, признают эксперты. Например, онлайн-магазины Aliexpress и Taobao. "Если дойдет до серьезной конфронтации с США, в первую очередь будут интересны крупные компании. И те, кто ориентирован на товарооборот с Россией, - говорит Дмитрий Александров. - Например, CNPC или Sinopec". Но Владимир Канин предупреждает, что из-за особого менталитета китайских предпринимателей, да и всего азиатского рынка, далеко не все инвесторы смогут эффективно вкладывать туда деньги. Самым ярким примером является рынок китайской недвижимости, который даже в Пекине уже несколько лет называют настоящим финансовым "пузырем". Не говоря уже о том, что курс юаня жестко контролируется правительством и свободного ценообразования там как такового нет. Буквально через месяц правительство может позволить юаню подорожать (считается, что он недооценен примерно на 20%), и многие предприятия окажутся неконкурентоспособными.

Сектор электронной промышленности также не без проблем. Для того чтобы выпускать сотовый телефон собственной марки, вовсе необязательно покупать в Китае производство. Достаточно договориться с одним из производителей, который соберет абсолютно любую модель из местных же комплектующих, а оформление договора займет всего пару дней. Поэтому китайский рынок для российских инвесторов - это пока терра инкогнита. И предполагать, что продавая (закрывая) предприятия в США из-за санкций, российский бизнес побежит вкладывать деньги в Поднебесную, не приходится. Хотя, возможно, по примеру Алишера Усманова кто-то и попытается вскочить в последний вагон уходящего поезда.

Источник: Компания

RUEN