Независимая газета: Судьба Штокмана остается под вопросом

Комментирует начальник отдела аналитических исследований ИГ "УНИВЕР" Дмитрий Александров

Поднять упавший было интерес иностранных акционеров к сложному проекту добычи газа на Штокмановском месторождении в Баренцевом море помогут налоговые льготы. Как сообщил глава «Газпрома» Алексей Миллер после встречи президента Владимира Путина с главой норвежской Statoil Хельге Лундом, дополнительные преференции, если потребуются, «будут предоставлены». Между тем уверенности в в подписании инвестиционного соглашения по проекту, которое откладывалось несколько лет, пока нет.

«Добычный актив очень большой, мирового значения – Штокман, по которому пока не принято окончательное решение, но нам нужно двигаться активнее, – сказал Путин в минувшую пятницу на встрече с главой Statoil. – Мне кажется, у нас есть все шансы начать это движение, причем можно сделать определенные шаги уже в ближайшее время на Экономическом форуме в Санкт-Петербурге».

Хельге Лунд, в свою очередь, заверил, что его компания сделает для этого все возможное. Правда, посетовал, что проект начался в сложных условиях. «Газпром» настроен на то, чтобы развивать нашу концепцию, и мы сейчас настраиваемся на сжиженный природный газ (СПГ)», – добавил он. В рамках проекта планируется строительство завода по сжижению газа и подводного газопровода с шельфа на берег, однако сейчас стороны обсуждают возможность отказа от трубного газа, чтобы снизить стоимость проекта.

Это подтвердил и Миллер, сообщив, что газ, который будет добываться на Штокмановском месторождении, будет полностью перерабатываться в СПГ, кроме 1,7 млрд. кубометров для газификации Мурманской области. По его словам, основные базовые условия новой конфигурации проекта могут быть подписаны в рамках Петербургского экономического форума.

Напомним, что Штокман с запасами в 3,9 трлн. кубометров газа и 56,1 млн. тонн газоконденсата – одно из крупнейших месторождений в мире. Акционерами проекта являются «Газпром» (51%), французская Total (25%) и Statoil (24%).

В 2002 году для освоения месторождения «Газпром» и «Роснефть» создали ООО «Севморнефтегаз». В декабре 2004 года «Роснефть» продала свою долю в «Севморнефтегазе» «Газпрому». Проект планировалось реализовывать на условиях соглашения о разделе продукции. На первом этапе собирались ежегодно добывать 22 млрд. кубометров газа, часть из которых должна была пойти на производство СПГ, который планировалось экспортировать в США.

Долгое время «Газпром» планировал привлечь к разработке месторождения иностранные компании, передав им 49% акций месторождения. В сентябре 2005 года был сформирован список из пяти компаний – потенциальных участниц консорциума по разработке месторождения: Hydro и Statoil (Норвегия), Total (Франция), Chevron и ConocoPhillips (США). Однако в начале октября 2006 года «Газпром» объявил, что ни одна из этих компаний не смогла предоставить активы, «соответствующие по объему и качеству запасам Штокмановского месторождения». В связи с этим недропользователем будет выступать сам «Газпром», а «авторитетные международные компании» будут привлекаться лишь в качестве подрядчиков. Одновременно «Газпром» объявил и о том, что газ с месторождения будет поставляться не танкерами в США, а по газопроводу Nord Stream в Европу.

Между тем сложные арктические условия, большая удаленность от берега потребуют уникальных технологий добычи и транспортировки, которыми «Газпром» не располагает. Прогнозируемые инвестиции оцениваются от 15 до 20 млрд. долл.

В июле 2007 года было объявлено, что партнером «Газпрома» будет французская Total, которая получит 25% в компании – операторе Штокмана. Еще 24% переданы объединенной норвежской компании StatoilHydro. Однако принятие инвестиционного решения неоднократно откладывалось. В конце прошлого года акционеры компании-оператора проекта – Shtokman Development AG – решили перенести окончательное решение на март 2012 года. Однако 29 марта оно было опять отложено – на этот раз до 1 июля. Акционеры считают, что на согласование условий, требующихся для принятия правильного инвестиционного решения, необходимо дополнительное время.

Подстегнуть готовность инвесторов могут обещания льгот с российской стороны. Как пояснил Миллер в минувшую пятницу, «президент сегодня сказал о том, что если потребуются какие-то дополнительные преференции Штокмановскому проекту, то они будут предоставлены».

Между тем акционеры заметно нервничают. В конце прошлой недели появились сообщения о том, что из проекта может выйти норвежская Statoil, место которой может быть занято англо-голландской Shell. Неоднозначные оценки по поводу судьбы проекта и его конкурентоспособности высказывают и опрошенные «НГ» эксперты.

Как отмечает руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник, вероятность, что инвестсоглашение будет заключено в июле, существует. «К форуму всегда стараются приберечь какое-то крупное событие, так что шансы есть, – надеется он. – Правда, есть и проблемы. Помимо Statoil, которую пришлось уговаривать самому президенту, Total ратует за снижение сметы. К тому же французам надо разрываться на два фронта – Ямал СПГ с НОВАТЭКом и Штокман. Синхронизировать сразу два проекта – задача не из легких, и как компания с ней справится, пока сказать сложно. Впрочем, есть заявление Миллера о том, что президент пообещал налоговые льготы. А именно этого – определенности – как раз и ждут инвесторы».

Что касается конкурентоспособности, то проект, по мнению Пасечника, в любом случае не будет убыточным, «иначе его никто бы и не начинал». «Сейчас есть «просадки» в европейском потреблении газа, но это локальный процесс, – продолжает он. – В долгосрочной перспективе газопотребление будет расти, и штокмановский газ найдет свое применение».

Партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин настроен более категорично. «Сколько ждать окупаемости проекта, никто не знает. Одна из причин недовольства иностранных акционеров – это статус Statoil и Total, которые фактически находятся на положении сервисных компаний. Они ни кубометра газа не могут поставить на свой баланс, чтобы увеличить собственные показатели. Так что смысл участвовать в проекте для них постепенно теряется. Я думаю, что никакого решения на питерском форуме в июле по Штокману принято не будет. По крайней мере я бы этого на месте иностранцев не делал, пока поправки о налоговых преференциях, о которых много говорилось и ранее, не примут законченный и законный вид».

По мнению Крутихина, никаких конкурентных преимуществ у штокмановского СПГ на мировом рынке не существует. «Цена на этот газ не может быть ниже 300 долларов за тысячу кубометров, – поясняет он. – Тогда как Катар, для которого СПГ – всего лишь побочный продукт от добычи нефти, может поставлять его почти бесплатно. Если до конца года ничего не получится и иностранцы не поверят в серьезность намерений властей снизить коррупцию, дискриминацию западных инвесторов и т.п., они просто выйдут».

Конкурировать газу из Баренцева моря на мировом рынке будет сложно, соглашается глава отдела инвестиционного анализа компании «Универ» Дмитрий Александров. «Все зависит от объемов потребления в Европе, – отмечает он. – Если потребление будет расти, то шансы на рентабельность Штокмана остаются. Если же ЕС скатится в долговременную рецессию, то тогда о прибыли говорить не стоит – придется отодвигать сроки реализации проекта. К тому же есть еще и иранский фактор: если в Тегеране сменится власть по иракскому образцу, то это будет серьезный удар по перспективам экспорта российского газа».

Источник: Независимая газета

RUEN