Независимая газета: Монополизм перекроет путь импортному газу

Комментирует начальник отдела аналитических исследований ИГ "УНИВЕР" Дмитрий Александров

Вчера премьер-министр Владимир Путин провел выездное совещание, посвященное обсуждению и принятию «Генеральной схемы развития газовой отрасли на период до 2030 года». Этот стратегический документ рассматривается уже несколько лет, однако экономисты считают, что в нем не отражены принципиальные изменения, связанные с ростом добычи сланцевого газа и ростом экспорта сжиженного природного газа (СПГ).

Отечественные газовики хотят утвердить в правительстве удобную для себя стратегию развития. Но эта стратегия не учитывает кардинальных изменений мирового рынка и технологий добычи газа, отмечают независимые эксперты. В будущем для России может оказаться выгоднее импорт дешевого газа, а не добыча своего собственного.

Вчера премьер Путин в ходе рабочей поездки в Ямало-Ненецкий автономный округ принял участие в запуске третьего пускового комплекса Юрхаровского газоконденсатного месторождения (ГКМ), мощность которого составляет 33 млрд. куб. м газа в год. Однако главной темой оставалось обсуждение проекта «Генеральной схемы развития газовой отрасли на период до 2030 года», в котором приняли участие вице-премьер Игорь Сечин, министр энергетики Сергей Шматко, руководитель Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Николай Кутьин, главы субъектов РФ, представители профильных министерств и ведомств, руководители нефтегазовых компаний.

Как пояснила накануне правительственная пресс-служба, проект генсхемы представляет собой комплексный документ, в котором «взаимоувязаны все составляющие развития газовой отрасли, в том числе геологоразведочные работы, бурение, добыча, транспортировка, хранение, переработка газа и поставки потребителям. Начальные суммарные ресурсы газа (НСР) России оцениваются по состоянию на 1 января 2009 года в 248,6 трлн. куб. м, в том числе на суше – 174,8 трлн., в пределах континентального шельфа – 73,8 трлн. куб. м. Значительные ресурсы газа сосредоточены в недрах Западной Сибири – на суше и в акватории Карского моря – 132,2 трлн., Восточной Сибири – 37,9 трлн., Дальнего Востока – 14,5 трлн., а также в Северо-Западном районе России – в Тимано-Печорской провинции и акватории Баренцева моря – 26,4 трлн. куб. м. Доля России в мировых НСР составляет 40,3%.

За завесой многочисленных числовых показателей независимые эксперты разглядели один из главных недостатков генсхемы, который заключается в том, что в ней практически не отражаются последние изменения, происходящие на мировом рынке газа. На рынок и цены продолжают давить увеличение добычи сланцевого газа, рост доли СПГ и растущий протест потребителей против привязки стоимости российского газа к «нефтяной корзине». «Тем временем Россия предпочитает вариться в собственном соку, а власти строят свои прогнозы исходя из того, что можно сделать в стране, не обращая внимания на мировой опыт, – отмечает руководитель отдела инвестиционного анализа компании «Универ» Дмитрий Александров. – Все сводится к возможностям «Газпрома» добыть и экспортировать свой газ. При этом, к сожалению, анализа того, куда и в какой форме мы все свое сырье сможем доставить, не проводится». Так что все усилия по созданию генсхем, энергостратегий и т.п. проектов сводятся к фиксированию желаний ряда лоббистских структур, среди которых есть и ведомства, и крупные компании.

Партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин более критичен в своих оценках. «Последний вариант генсхемы ни в коей мере не учитывает мировых изменений. Да и о каком планировании вообще можно говорить, когда сам «Газпром» по четыре-пять раз в год меняет свои прогнозы как по добыче, так и по экспорту? – недоумевает он. – Как в этой ситуации можно что-то планировать на такой срок, как 2030 год? Между прочим, первый вариант этого документа содержал 18 (!) сценариев развития ситуации и ни одного прогноза, какой из них будет наиболее реалистичным». Именно поэтому к труду под названием «Генсхема развития газовой отрасли» надо относиться с известной долей скепсиса, уверен Крутихин.

Между тем, как отмечает Александров, монополия «Газпрома» не позволяет российским потребителям действовать более гибко – в рамках рыночных отношений. «Например, не исключено, что для Дальнего Востока импорт СПГ мог бы оказаться куда более выгодным, чем покупка топлива у отечественного монополиста, – отмечает аналитик. – Напомним, что в рамках «Восточной программы» внутренняя цена топлива, которая включена в расчеты смет строительства газопровода Сахалин–Хабаровск–Владивосток, составляет около 10 тысяч рублей за тысячу кубометров (или более 300 долларов по текущему курсу)». К сведению – это конечная нынешняя цена поставок российского газа в Европу, причем с учетом 30-процентной пошлины. Теоретически куда более выгодно было бы построить терминал по приему СПГ и покупать сжиженный газ по 180 долл. за 1 тыс. куб. м. Даже с учетом затрат на регазификацию цена поднялась бы до 200 долларов, что все равно на треть ниже, чем газпромовские ценовые ориентиры. Одна проблема, сокрушается эксперт, – законодательно власти вряд ли разрешат подобный импорт дешевого газа. В свою очередь, эксперт-аналитик отдела исследований топливно-энергетического комплекса Института проблем естественных монополий (ИПЕМ) Николай Исаин отмечает, что генсхема учитывает интересы как потребителей газа, так и производителей. Так, реальные затраты «Газпрома» на газификацию в 2009–2010 годах ниже, чем запланировано в проекте генсхемы на строительство новых газораспределительных систем.

Источник: Независимая газета

RUEN