Курсивъ: «КазМунайГаз» очистится

Комментирует начальник отдела аналитических исследований ИГ "УНИВЕР" Дмитрий Александров

АО НК «КазМунайГаз» сможет сосредоточиться на основной цели от своей деятельности - получении чистого дохода. Правительство решило, что нацкомпания во всех своих проектах, в частности и на Карачаганаке, и на Кашагане, должна преследовать исключительно коммерческую выгоду. Интересы Казахстана будет представлять новое Министерство нефти и газа.
О том, что теперь вместо НК «КазМунайГаза» (КМГ) в крупных нефтегазовых проектах, включая те, что основаны на соглашениях о разделе продукции (СРП), цели государства будет лоббировать Министерство нефти и газа, сообщил теперь уже министр нефти и газа Сауат Мынбаев.

Он пояснил, что КМГ до этого выполнял специфичные функции уполномоченного органа, связанные с интересом государства в крупных СРП. Вот эти функции должны перейти к созданному новому министерству. Комитеты по управлению на Карачаганаке и Кашагане должны теперь войти состав последнего.

По его словам, у КМГ останутся коммерческие функции: добыча, продажа нефтепродуктов, нефти, газа.

Как стало известно недавно, новое ведомство будет сформировано для реализации политики развития нефтегазового сектора. Президент Нурсултан Назарбаев, делая такое заявление на прошлой неделе, подчеркнул, что министерство позволит освободить КМГ от несвойственных функций, которые создают конфликт государственных и коммерческих интересов. Деятельность КМГ должна носить исключительно коммерческий характер. Но он пообещал, что нефтяная компания сохранит участие в крупных проектах.

Как пояснила «Къ» экономист Института политических решений Галина Нахманович, выделение отдельного Министерства нефти и газа показывает, что на ближайшую перспективу основным источником реализации «Программы форсированного индустриально-инновационного развития Казахстана» все же остаются доходы, получаемые от производства нефти и газа. До недавнего времени по поручению государственных органов КМГ выполняла отдельные стратегические задачи республики в области разработки, использования и дальнейшего увеличения ресурсов страны и отчасти в решении этих вопросов подменяла собой другой полномочный орган – Министерство энергетики и минеральных ресурсов.

Прежде всего, это касается участия КМГ в покупке и продаже права недропользования, так как согласно Закона РК «О недрах и недропользовании» компания обязана участвовать в реализации приоритетного права государства.

По словам Галины Нахманович, выполняя функции представителя властей по ряду вопросов развития нефтегазовой отрасли страны, компания, в первую очередь, руководствовалась интересами государства, неся определенные затраты и отвлекая свои производственные и финансовые ресурсы. Однако в своей деятельности она должна руководствоваться основной целью – получением чистого дохода. Именно на снятие противоречий интересов и направлено реформирование управления нефтегазовой отраслью.

А аналитик ГК «Алор» Наталья Лесина, считает, что нельзя совмещать такие должности, как представитель совета директоров и представитель государственного министерства или ведомства, поскольку, по идее, у компании и власти разные интересы. Так, государство заинтересовано в увеличении поступлений в бюджет от компаний нефтегазовой сферы, в то время как интересы предприятия прямо противоположны. Однако единственным акционером компании является «Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына», что говорит об аффилированности с государством. Это означает, что с назначением Суата Мынбаева на должность министра нефти и газа связь с правительством лишь усилится, однако кардинальным образом на деятельности компании это не отразится. На ее взгляд, данная новость является нейтральной и для акций «Разведка Добыча «КазМунайГаз».

Что касается дальнейшей деятельности НК «КазМунайГаз», то, по мнению начальника отдела аналитических исследований ИГ «Универ» Дмитрия Александрова, данная реформа не должна сказаться негативно в том случае, если компания не лишится доли в тех проектах, где уже присутствует, в частности это – Карачаганак и, конечно же, многострадальный Кашаган. Конфликт интересов, по его мнению, в данном случае может иметь место и имел в ряде случаев, когда компания, например, находясь внутри проекта, фактически от лица государства требовала сокращения или неувеличения сметы и ускорения начала промысловых работ. «Ей, как чисто коммерческому предприятию-участнику СРП, как раз выгоднее было бы максимизировать формальные затраты, с тем чтобы оттянуть сроки получения прибыльной нефти РК и самой извлекать больше выгод из льготного налогового режима СРП», – пояснил он «Къ».
Источник: Курсивъ
RUEN