Компания: Развод по-итальянски

 

Комментирует начальник отдела аналитических исследований ИГ "УНИВЕР" Дмитрий Александров

Реализация  одного  из самых амбициозных трубопроводных проектов ОАО   "Газпром"   трансчерноморского  газопровода  "Южный  поток"  повисла  в  воздухе.  Еще  недавно  этот  вопрос  казался полностью разрешенным  в  пользу строительства. Но глава итальянской компании Eni  Паоло  Скарони высказался за объединение с главным конкурентом -  консорциумом  Nabucco.  Каких  новых  уступок  пытаются добиться  итальянцы от России?    Выступление  Паоло  Скарони  на  международной конференции в Хьюстоне стало  полной  неожиданностью  для  России.  "Европа  должна увеличивать расходы  на  инфраструктуру для поставок природного газа потребителям из новых  источников в Африке, Туркмении и Казахстане", ? заявил он. Но мир сейчас   "завален   дешевым   природным   газом",  и  реализовывать  два дорогостоящих  проекта  одновременно нецелесообразно. "Если все партнеры примут  решение  об  объединении  двух  газопроводов  на  части пути, мы  уменьшили  бы  инвестиции, эксплуатационные затраты и увеличили бы общий доход",  - отметил Паоло Скарони.   Суровая  отповедь  со стороны Москвы не заставила себя ждать. Министр энергетики   РФ  Сергей  Шматко  заявил,  что  Россия  не  рассматривает возможность  такого объединения. У нас есть свой проект - "Южный поток", который  прошел  все необходимые согласования, отметил чиновник. В самом "Газпроме"  с  "Ко"  отказались  даже  обсуждать  возможность  подобного объединения.  А  анонимный  источник,  "близкий  к  акционерам проекта", заявил РИА "Новости", что Eni "заняла неконструктивную позицию".   Однако  так  ли уж принципиален конфликт и не стоит ли за его выводом на  публику  тайное  стремление партнеров еще раз все обдумать и оценить коммерческие перспективы проекта?

CASUS BELLI
 Какая кошка пробежала между давними партнерами, отметившими в этом году   40-летие сотрудничества? Формальным поводом для обвинений в неконструктивности стали разногласия по поводу того, за чей счет в проект войдет третий участник - французская Electricite de France (EdF). Сейчас "Газпрому" и Eni принадлежит по 50% компании специального назначения   South   Stream   AG,   зарегистрированной в Швейцарии. В соответствии с меморандумом, который EdF и "Газпром" подписали 27 ноября 2009 года, и последующими соглашениями французам должно отойти от 10 до 20% в проекте. Точный объем передаваемого пакета будет зависеть от того, какие объемы закупок газа удастся согласовать.   На первоначальном этапе от Eni не поступило никаких возражений. Проблемы начались, когда партнеры стали выяснять, кто именно должен отдать свои акции. Итальянцы настаивают на том, что паритет нужно сохранять и впредь, а значит, "жертва" в пользу EdF должна быть обоюдной. "Газпром" со своей стороны считает, что уже отдал достаточно, и предлагает итальянцам взять все тяготы по привлечению французской компании на себя.   Такой   вариант   для   итальянской стороны не слишком интересен, рассказал   "Ко"   начальник департамента стратегического анализа УК "Универ" Дмитрий Александров. Если Eni отдает часть своего пакета, она полностью лишается контроля над сметой в проекте. Сейчас стоимость строительства оценивается в 8,6 млрд евро, однако ранее назывались и более внушительные суммы - до 20 - 25 млрд евро.   По-видимому,    полагает    аналитик,    согласовать   сколько-нибудь приемлемую для итальянской стороны цифру расходов пока не удалось. Поэтому Eni сейчас необходимо либо сохранить за собой достаточную долю, чтобы "держать руку на пульсе", либо добиться формирования широкого пула инвесторов, в котором никто не имел бы права единоличного решения. Возможно, именно это и стоит за объединительной инициативой Паоло Скарони. Если к участию в "Южном потоке" удастся привлечь восемь компаний, входящих в консорциум Nabucco, возможности "Газпрома" по монопольному   определению   объема   требуемых   затрат   будут сильно ограничены. В любом случае итальянцы сейчас оценивают, какую выгоду они получат и получат ли вообще, участвуя в "Южном потоке".
СКОВАННЫЕ ОДНОЙ ЦЕПЬЮ
   Теоретически нельзя исключать, что вылившийся в публичную сферу конфликт   Eni   и   "Газпрома"   приведет   к распаду консорциума по строительству "Южного потока" и отмене строительства. Тем более что сам "Газпром" пока не проявляет особой активности в этом вопросе, а со стороны ряда транзитных стран, прежде всего Болгарии и Турции (кстати, члена консорциума Nabucco), наблюдается глухое, но вполне очевидное сопротивление реализации проекта.   Однако пока стороны продолжают сохранять благостное выражение лиц. "Я исключаю какие-либо сложности в отношениях с "Газпромом", - заявил Паоло Скарони на презентации стратегического плана развития Eni на 2010 - 2013 гг. "Мы ведем конструктивные переговоры с нашими итальянскими партнерами", - сообщили "Ко" в департаменте информации ОАО "Газпром".   Удивляться здесь особенно нечему. Без Eni "Газпрому" никогда не поднять фондов, необходимых для реализации проекта, уверен директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин. Кроме того, в рамках соглашения о партнерстве "Газпром" получил право напрямую поставлять газ итальянским потребителям - с этого года объем поставок может достигать 3 млрд кубометров в год. Доступ к европейской рознице - голубая   мечта   российской монополии, так что идти на обострение конфликта с Eni ей явно ни к чему.   Со своей стороны итальянская компания ничуть не меньше "Газпрома" заинтересована   в   сохранении   добрых отношений. В уже упомянутой программе развития заложена цель довести EBITDA от операций в секторе Gas & Power до 4,4 млрд евро, объемы продажи - до 118 млрд кубометров, а долю на европейском рынке - до 22%. Всего этого предстоит добиться, несмотря на то, что по предписанию Еврокомиссии до конца 2010 года компания должна продать доли в магистральных газопроводах TAG, TENP и Transitgas. По первому из них в Италию поставляется российский газ, два других соединяют страну с Северной Европой. Разбрасываться в таких условиях возможностями получить долю в альтернативном проекте было бы просто глупо, тем более  в таком крупном, как "Южный поток". Даже изначальная мощность трубы - 31 млрд кубометров газа в год - была довольно значительной. А после того, как в мае 2009 года Eni и "Газпром"   договорились поднять ее до 63 млрд кубометров в год, предложение стало еще более заманчивым.
КОД "ОРАНЖЕВЫЙ"
   Несмотря на повышенный интерес к газопроводу, многие специалисты с самого начала с сомнением относились к целесообразности реализации этого   проекта. Как, впрочем, и к  идее строительства балтийского "близнеца" трансчерноморской трубы - газопровода "Северный поток". Но у "Газпрома" в запасе всегда был убийственный аргумент - новые проекты позволят   обойтись   без такого ненадежного партнера, как Украина. Действительно,   "газовые войны" между Москвой и Киевом постепенно превратились из двустороннего конфликта в общеевропейскую проблему, и стремление   разрешить   ее,   хотя   бы и такой дорогой ценой, как строительство   двух   подводных  газопроводов, можно было бы только приветствовать. Если бы не одно "но".   Недавние президентские выборы на Украине закончились победой лидера Партии регионов Виктора Януковича, которого в Москве принято считать пророссийски настроенным политиком. Это позволяет "Газпрому" надеяться на то, что впредь вопрос об украинском транзите будет решаться гораздо меньшей   кровью. Тем более что со стороны Януковича уже звучали обещания, что после вступления в должность главы государства он создаст консорциум   по   управлению   украинской   ГТС, в котором "Газпром", "Нафтогаз" и европейские потребители получат равные доли.   Пока никаких шагов в этом направлении новый президент Украины не сделал. Однако если он сдержит свое обещание, строительство "Южного потока" потеряет смысл (от "Северного потока", пуск первой линии которого намечен на 2011 год, отвертеться уже вряд ли удастся). Эта идея сейчас широко обсуждается в экспертном сообществе. Так, в начале прошлой недели в Центре по изучению общественно-политических процессов на   постсоветском   пространстве   при   МГУ   прошел "круглый стол", посвященный этой проблеме, рассказал "Ко" генеральный директор центра Алексей Власов.   Правда,   пока   утверждать   что-либо   определенное рано, говорит политолог. Как признается Алексей Власов, у него лично имеются большие сомнения в том, что Янукович поступится контролем над ГТС или станет гарантом   бесперебойных   поставок российского газа в Европу через территорию Украины. Однако исключать эти варианты Власов также не берется. Похоже на то, что публичный конфликт потребовался Eni и "Газпрому" в качестве повода для отсрочки окончательного решения о строительстве "Южного потока" на год-полтора, рассуждает Власов. За это время вопрос о том, повернется ли новое руководство Украины в сторону России или будет, хоть и в более мягкой форме, продолжать прежний курс на интеграцию с Западом, окончательно разрешится.
КОНЕЦ ТРУБЫ?
   Если   "Газпрому"   удастся без потерь избавиться от политически мотивированного проекта по строительству "Южного потока", это может пойти ему на пользу. Мало того что в рамках соглашения по "Южному потоку" монополисту пришлось выкупить у Eni 20% "Газпром нефти" по цене значительно выше рыночной. Перевод газа из ГТС Украины в два потока, суммарная мощность которых сравнима с возможностями украинской системы (118 и 120 млрд кубометров в год соответственно), в перспективе может грозить    российскому    концерну    потерей    украинского   рынка   и многомиллиардными убытками. "Нафтогаз Украины" - крупнейший корпоративный покупатель нашего газа. А высокие цены и отсутствие транзитных стран делают украинский рынок самым прибыльным сегментом газового бизнеса "Газпрома". В случае если   российский   газ будет поставляться в Европу через Германию ("Северный    поток")   и   Италию   ("Южный   поток"),   освободившиеся восточноевропейские   газопроводы могут быть переведены в реверсный режим. "Эта операция позволит Украине получать газ, например, из Nabucco по газопроводу Баумгартен - Ужгород, из запроектированных терминалов СПГ в Триесте, Хорватии, Польше, Германии, а также из других источников", - говорит Михаил Корчемкин.   В итоге, сэкономив $3 - 4 млрд в год на транзитных расходах, "Газпром" рискует потерять выгоднейший рынок, приносящий, по подсчетам аналитиков, выручку в размере $10 - 12 млрд в год.   К   счастью,   в   последнее время российский газовый гигант при разработке стратегии все более ориентируется не на политические, а на рыночные факторы. Хороший пример - долгосрочные контракты на поставку газа европейским потребителям. Еще недавно позиция "Газпрома" была однозначной - пересмотр этих договоров невозможен. Однако, столкнувшись с   резким   падением   спроса на свою продукцию в Европе, концерн моментально изменил точку зрения на  диаметрально противоположную, и контракты были переписаны в сторону смягчения условий для покупателей.   Если пали такие неприступные бастионы, есть шанс и на то, что трансчерноморская труба, которую уже успели окрестить "золотой", так и останется в проекте. В конце концов "Газпрому" и без того есть, на что потратить   деньги:   только   программа   комплексного освоения Ямала оценивается в $170 млрд - $200 млрд. А ведь есть еще Штокмановский проект, только первая фаза которого требует инвестиций в размере $15 млрд, а старт его то и дело откладывается. Уже понятно, что на все сразу средств не хватит, так что "Газпрому" пришло время определиться с приоритетами.
Источник: Компания
RUEN