Журнал Эксперт: Дохлый картель

Комментирует Заместитель Генерального директора по инвестициям "УНИВЕР Капитал" Дмитрий Александров

ОПЕК  бессильна изменить ситуацию с ценами и объёмами добычи на нефтяном рынке.  Картель прекратил существовать как единый институт, бал правят амбиции её отдельных участников.  Об этом на минувшей неделе заявил глава «Роснефти» Игорь Сечин.  «Времена, когда группа ближневосточных производителей могла регулировать условия глобального нефтяного рынка, объединившись в картель, пора забыть», — сказал глава «Роснефти» в интервью агентству Reuters.

Организация стран-экспортеров нефти была создана в 1960 году для координации нефтяной политики  ее членов и обеспечения стабильности мировых цен на нефть. Сегодня страны ОПЕК — это  тринадцать  государств: Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия, Венесуэла, Катар, Ливия, Объединённые Арабские Эмираты, Алжир, Нигерия, Эквадор и Ангола и Индонезия — вместе они  контролируют около 2/3 мировых запасов нефти.

С начала 2000х и на протяжении многих лет  цены на нефть оставались стабильно высокими. В начале июля 2008 года они достигли исторического максимума в 143,95 доллара за баррель. Потом последовал резкий спад — и такой же резкий взлет, время дорогой нефти закончилось лишь весной 2014 года. Все эти годы ОПЕК почти не приходилось прибегать к экстренным мерам по сокращению добычи (исключение — 2008 год, о чем ниже), на реальные объемы добычи, не всегда соответствовавшие квотам, все закрывали глаза, поскольку каждый был заинтересован в извлечении максимальной прибыли. В итоге механизм картеля заржавел и когда от него потребовались реальные действия,  дал сбой. Предотвратить падение нефти ниже 30 долларов за баррель или хотя бы остановить это падение ОПЕК не смогла.

«Можно согласиться с тем, что ОПЕК перестала играть ту роль, ради которой она создавалась — во многом из-за решений, которые принимались внутри самой организации, — сказал «Эксперту» Дмитрий Александров, начальник отдела аналитических исследований ИГ «Универ Капитал». — Договариваться и раньше было сложно, однако, например в декабре 2008 года ОПЕК приняла решение о сокращении добычи нефти на 4 млн баррелей в сутки, и хотя окончательный разворот на рынке произошел позже, в марте 2009 года, тогда организация выглядела как самостоятельный и влиятельный игрок». Сейчас, продолжает Александров,  ситуация прямо противоположная: Саудовская Аравия в Дохе показала, что ценность ОПЕК, в том числе для главного ее члена, ниже, чем региональные амбиции или конфликты, например, с Ираном, или более глобальная история взаимоотношений с США. «Последние действия фактически дезавуировали все предшествующие усилия», — резюмирует аналитик.   Он также напоминает, что де-факто ОПЕК с начала нефтяного кризиса 2014 года не только не предпринимала никаких усилий по его смягчению, но в некоторых случаях даже вербально стимулировала снижение цен. Тут можно напомнить заседание 4 декабря 2014 года, когда ОПЕК не только не снизила уровень добычи, но и расписалась в отсутствии единой политики. «Мы не можем озвучить конкретные цифры по уровню квот. Добыча нефти может меняться внутри ОПЕК время от времени, это нормально. К тому же, мы не владеем точной информацией о том, когда Иран вновь выйдет на рынок», — сказал тогда  генеральный секретарь ОПЕК Абдалла эль-Бадри.

Последний раз странам ОПЕК удалось прийти к соглашению и утвердить общий уровень нефтедобычи в 2015 году, оставив его в очередной раз на метке в 30 млн баррелей в сутки, однако производство ни разу не уложилось в этот лимит. «Фактически, начиная с февраля, избыток предложения нефти на глобальном рынке существенно сдерживался теми или иными форс-мажорными обстоятельствами, — пишет в обзоре ИК «Велес Капитал» аналитик Василий Танурков. — К тому же рост котировок нефти в последнее время оказался чрезмерно зависим от временных факторов – пожары в Канаде и перебои в поставках из Нигерии привели к снижению предложения на рынке в начале мая на 1,5 млн баррелей в день, что даже перевесило негатив от провала переговоров Дохе». Очевидно, что и дальше странам картеля вряд ли удастся соблюдать установленные квоты нефтяной добычи и четкую единую политику — Василий Танурков напоминает, что о планах нарастить добычу уже в текущем году заявили Саудовская Аравия, Кувейт и Нигерия.

Похоже, сами участники картеля чувствуют, что на рынке нефти уже давно доминируют финансовые резоны, а не  самоограничения стран-производителей.  «На ценообразование на нефтяном рынке влияет общеэкономическая ситуация, количество и ожидания по стоимости свободных денег», — говорит Дмитрий Александров. Кстати, нефть держалась значительно дольше остальных товаров и не падала благодаря большому объему дешевой ликвидности инвестбанков, размещенной во фьючерсных контрактах на нефть. Завершение программы «количественного смягчения» в США привело к тому, что из нефтяных фьючерсов также начали выводить средства.

Теперь же, раз ФРС не будет поднимать ставки так быстро, как ожидалось, деньги снова понемногу поступают в нефтяные контракты — так, на минувшей неделе нефть Brent подорожала почти на 10% (на момент подготовки материала она стоила 47,45 долларов за баррель, это уровень ноября 2015 года). Этому есть и более конкретная причина: Международное энергетическое агентство  опубликовало новый прогноз, по которому предложение нефти в мире до конца 2016 года будет превышать спрос лишь на 1,3 млн баррелей в сутки, а не на 1,5 млн, как считалось раньше. А Минэнерго США допустило рост цен на нефть до 252 долл. за баррель к 2040 году (это экстремальный прогноз, базовый же предусматривает всего 140 долларов к этому же году)

Источник: Журнал Эксперт

 

RUEN