КоммерсантЪ.ru: Говорить о том, что начинается уверенное поступательное движение, пока рано

Комментирует Заместитель Генерального директора по инвестициям "УНИВЕР Капитал" Дмитрий Александров

Период масштабного падения цен на нефть завершился, отмечают трейдеры, опрошенные журналистами Financial Times. В январе стоимость барреля нефти марки Brent опускалась ниже $27 за баррель, но с тех пор цены на сырье повысились более чем на треть. В пятницу барелль нефть марки Brent стоит почти $37,5. Эксперты Financial Times утверждают, что рынок нефти по-прежнему страдает от перепроизводства, но некоторые крупные трейдеры теперь готовы учитывать и другие факторы. Замгендиректора по инвестициям компании «Универ Капитал» Дмитрий Александров ответил на вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Ильи Корякина.

— Что указывает на завершение периода снижения цен, согласны ли вы с такими выводами?

— Знаете, сложный вопрос. Если говорить о периоде снижения, то, наверное, сейчас нужно говорить не только о нефти, потому что сходная картина наблюдается в базовых металлах. Например, за последние несколько дней от начала февраля хороший подъем показали алюминий, медь, в никеле тоже рост. Грубо говоря, от 5 до 10%.

Поэтому, в принципе, скорее это связано с более благоприятной статистикой по Соединенным Штатам, с ожиданиями того, что будет еще одно снижение ставки Федрезерва. И я бы не видел здесь какое-то самодостаточное движение в нефти, а, скорее, стоит говорить о движении в сырьевых активах.

Но основная проблема, вернее, основной риск состоит в том, что, скажем, в 2009 году на восстановлении сырьевых цен, в нефти как раз мы видели вроде бы попытку роста в начале года, и тоже она поднималась, потом следовал достаточно сильный провал цен, и хотя минимумы уже не достигались, тем не менее, в процентном выражении было довольно большое. И уже после этого начался действительно уверенный рост. Поэтому, скорее всего, да, дно нащупывается, причем именно в сырьевых активах, а не только в нефти. Но говорить о том, что мы уже начинаем какое-то поступательное устойчивое движение, наверное, все-таки пока рано.

— Смотрите, эксперты Financial Times утверждают, что рынок нефти сейчас по-прежнему страдает от перепроизводства, это действительно так. Но они называют некоторые факторы, которые должны теперь учитывать трейдеры. Что это могут быть за факторы, кроме избытка добычи сырья?

— Во-первых, основной фактор состоит в том, что этот избыток все время сокращается, и он будет сокращаться и далее. Причем он может перейти, собственно говоря, к дефициту в конце этого года. В принципе, если следовать той динамике, которая сейчас есть, и если не последует активного увеличения добычи со стороны Ирана, например.

— А Иран сказал, причем, что не собирается сокращать добычу нефти, а наоборот.

— Нет, ну сокращать он, конечно, не будет. Но он может увеличить ее не на 1 млн баррелей в сутки, а, скажем, на 800 тыс., и это будет уже довольно существенный вклад, потому что профицит сейчас около 1,5-1,7 млн баррелей в сутки.

— По всей видимости, этого не ожидается, вчера министр нефти сказал, что будет как раз-таки добывать 1 млн.

— Все-таки настроение меняется в сторону того, что профицит будет в любом случае сокращаться. Тем более, периоды длительного профицита всегда потом сменялись периодами ценовых всплесков исторически, грубо говоря, с конца 70-х годов, когда более-менее адекватная статистика.

Поэтому тут, в принципе, рынок смотрит не столько на ситуацию в нефти, сколько на ситуацию в сырье, и все-таки рынок, я имею в виду финансовый рынок, разворачивает свой основной настрой в сторону того, что спрос не будет снижаться теми темпами, как это ожидалось раньше, то есть экономика не будет падать. И в значительной мере здесь на сегодняшний день возлагаются надежды на то, что США все-таки смогут стать неким локомотивом. Это спорная надежда, но, тем не менее, последние, наверное, 1,5-2 недели это так.

— Дмитрий Андреевич, рост цены, небольшой, по крайней мере, за баррель, рост цены на нефть может быть обусловлен предстоящей в марте встречей стран ОПЕК, о которой в последние дни сейчас очень активно говорится, пока не совсем понятно, где она пройдет, по всей видимости, в России, но это еще не точно?

— Вчера, когда только вышла эта новость, был совсем небольшой всплеск, на самом деле, пока абсолютно ничего непонятно, в реальности это не влияет существенно на цены. Цена растет довольно плавно и постепенно на протяжении уже многих последних дней, то есть здесь это не ожидание решения от конкретной встречи конкретного числа, это ожидание того, что либо при текущих ценах начнется естественное падение добычи в ряде крупных стран кроме Соединенных Штатов, где снижается довольно активно, по итогам, скажем, прошлой недели было сильное снижение добычи сланцевой нефти именно, и будут какие-то более серьезные действия со стороны других стран-производителей, причем необязательно входящих в организацию стран-экспортеров.

В том числе, довольно противоречивая, например, по Мексике поступает статистика, потому что на фоне общего увеличения добычи в Мексиканском заливе все время поступают заявления о том, что мы не можем добывать на текущих уровнях, если цены не поднимутся выше $45 за баррель, поэтому это, естественно, формирует ожидание того, что в среднесрочном горизонте, то есть на осень, на конец осени, добыча там будет сокращаться, соответственно, происходит очень интересное сближение цен на Brent и WTI.

— Давайте подытожим, то есть дно, по сути, наверняка достигнуто, я имею в виду нижний порог цен, но отскоком это назвать сейчас нельзя?

— Это можно назвать именно неким отскоком, после которого может быть еще один, уже чисто технический прокол вниз, может быть, и в район $25, но то, что сильно глубже и, главное, надолго мы уже не останемся ниже $30 за баррель, это на сегодня, безусловно, рынком принимается как должное.

Источник: КоммерсантЪ.ru

 

RUEN