Аргументы недели: Чей газ лучше? Экспортёры объединяются "по интересам"

Комментирует начальник отдела аналитических исследований "УНИВЕР Капитал" Дмитрий Александров

авершившийся 2 июля в Москве саммит Форума стран – экспортёров газа (ФСЭГ) привлёк на удивление мало внимания прессы. Возможно, потому, что прорывных решений на встрече президентов принято не было и ФСЭГ, несмотря на некоторые ожидания, так и не стала газовой ОПЕК, продемонстрировав принципиальные разногласия между некоторыми участниками.

Выразителями противоположных подходов стали РФ и Катар. Российская сторона выступает за долгосрочные контракты, считая, что, несмотря на возможные расхождения с рыночными ценами на конкретный момент, они гарантируют стабильность и спокойствие как продавцам, так и покупателям. В Катаре считают более предпочтительным краткосрочные, спотовые контракты. Это государство – новый игрок на мировом газовом рынке, оно имеет заводы по сжижению природного газа и собственный танкерный флот, с помощью которого может доставлять сырьё куда угодно. С первых дней создания ФСЭГ – в 2009 году – Катар вступил в борьбу с Россией за европейские рынки, и конкуренция с годами становится всё жёстче.

По мнению директора Фонда национальной безопасности Константина Симонова, ФСЭГ не хватает идеологии. Страны ОПЕК, считает эксперт, изначально объединяли не экономические, а политические интересы, а именно: наказать Запад за поддержку Израиля. Можно предположить, что причина разногласий в ФСЭГ лежит в политической плоскости: есть точка зрения о том, что Катар, безусловно, действующий в русле американской политики, не пойдёт на кооперацию с Россией, Ираном и Венесуэлой.И неважно при этом, насколько сотрудничество в рамках ФСЭГ может быть выгодно ему экономически.

Возможно, впрочем, что мотивы нового катарского руководства лежат далеко в стороне от политики и экономики. После того как месяц назад эмир Катара Хамад бин Халифа Аль Тани отрёкся от власти в пользу сына, в арабском мире (да и не только в нём) только и говорят, что молодой эмир Тамим бин Хамад Аль Тани находится под каблуком своей матери – Мозы бинт Насер Аль Миснед,которая теперь является фактической правительницей Катара.

Так что, если абстрагироваться от позиции эмира и его матери, ФСЭГ по-прежнему имеет шансы стать газовой ОПЕК.Причём без политики, но на основе общих экономических интересов. Дело в том, что позицию России по долгосрочным контрактам поддержали практически все участники ФСЭГ, кроме Катара. И если выработать более гибкий подход к проблемам рынка, то реально создать объединённую организацию, считает эксперт компании «Универ-Капитал» Дмитрий Александров.

Кстати, о создании подобной структуры говорил в Москве исполняющий обязанности президента Венесуэлы Николас Мадуро. Особый вес его словам придаёт факт его хороших отношений с главой российской компании «Роснефть» Игорем Сечиным, который был также личным другом Уго Чавеса.

Ну и наконец, многое будет зависеть от позиции новых игроков, появившихся за последние годы на газовом рынке. Например, Экваториальной Гвинеи, которая быстро наращивает добычу и производство сжиженного газа. Именно с президентом этой африканской страныТеодоро Обиангом во время посещения ипподрома о чём-то долго говорил Владимир Путин.

Источник: Аргументы недели

RUEN