Российская газета: Укротить "высокую серу"

Комментирует Директор по инвестициям "УНИВЕР Капитал" Дмитрий Александров

С каждым годом в нефти, сдаваемой некоторыми добывающими компаниями в общую трубу, растет содержание серы. Это ухудшает качество сырья. Вместе с тем в Европе готовы покупать высокосернистую нефть. Разумный выход - выделить специальное экспортное направление для такого потока. Однако не все нефтяники с этим согласны.

В последнее время "Транснефть" выражает обеспокоенность тем, что объем поступающей в ее трубопроводную систему высокосернистой нефти постоянно увеличивается. За пять лет он вырос на 15 млн т. И прогнозы неутешительны.

"Высокая сера" нежелательна для экспорта - она понижает качество нефти и, следовательно, ее цену. На внутреннем рынке сырье более низкого качества усложняет эксплуатацию дорогостоящего оборудования нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ), его приходится чаще ремонтировать. А НПЗ, которые способны перерабатывать нефть с содержанием серы выше 1,8%, в стране сегодня вообще нет.

"Транснефть" пытается решить проблему, перераспределяя такое сырье по существующим направлениям поставок. Но этот метод практически исчерпал себя. Ситуация ухудшилась настолько, что в конце прошлого года правительство РФ поручило трубопроводной компании проработать вопрос перераспределения высокосернистой нефти в системе магистральных нефтепроводов, чтобы улучшить качество сырья, поставляемого на отечественные нефтеперерабатывающие заводы.

Эта проблема была вынесена на февральское заседание Экспертного совета "Транснефти". К единому мнению его участники, увы, не пришли.

Сергей Андронов, вице-президент "АК "Транснефть":

- Сегодня увеличение приема высокосернистой нефти приводит к необходимости перераспределения ее во все грузопотоки, дабы исключить резкое ухудшение качества и сохранить его сбалансированность в системе. К примеру, комплекс ТАНЕКО, расположенный в регионе добычи высокосернистой нефти, должен был еще в 2014 году перейти на переработку нефти с высоким содержанием серы, но пока перерабатывает только сернистую нефть (до 1,8%).

Компании, добывающие высокосернистое сырье, по сути, возложили на "Транснефть" проблему ее размещения внутри системы. Объем переработки "высокой серы" в России в 2014 году составил около 22 млн т, при том, что 58 млн т высокосернистой нефти сбрасывается в систему в режиме общего смешения. Для сравнения: в СССР доля переработки "высокой серы" составляла порядка 32 млн т в год при добыче 47 млн т, но в систему сбрасывалось лишь 15 млн т.

Компания принимает меры для стабилизации и улучшения качества углеводородов в транспортных грузопотоках. "Транснефть" ведет строительство и переоснащение технических объектов системы контроля и управления качеством нефти. Ведется строительство и реконструкция систем смешения нефти на линейных производственно-диспетчерских станциях "Самара", "Кротовка", "Пермь", нефтеперерабатывающих станциях "Калейкино" и "Горький". В январе 2015 года реализован проект по частичному перенаправлению "высокой серы" на восточное направление. Но все эти проекты дают лишь краткосрочный эффект, их недостаточно, чтобы обеспечить должное качество в долгосрочной перспективе.

В связи с этим компанией был проработан проект по выделению высокосернистого потока с содержанием 2,3% в объеме 23 млн т в отдельное экспортное направление через порт Усть-Луга. Проектом предусмотрено также выделение грузопотоков для поставки высокосернистой и сернистой нефти по системе магистральных нефтепроводов "Дружба". Содержание серы в потоке "Дружба-1" с конечной точкой в порту Усть-Луга составит 2,3%, а в потоке "Дружба-2" в направлении Белоруссии, Польши, Германии - 1,7%. Новое направление планируется формировать ресурсами высокосернистой нефти с месторождений Татарстана, Удмуртии, Башкортостана и частично Оренбургской области. Механизм распределения долевого участия нефтяных компаний в экспорте "высокой серы" сейчас прорабатывается в минэнерго. По нашему мнению, он должен затронуть всех участников рынка, добывающих нефть такого качества.

Извлечение этих объемов из трубопроводной системы приведет к стабилизации качества нефти на основных экспортных направлениях, улучшению качественных показателей сырья, доставляемого на перерабатывающие заводы РФ, а также позволит увеличить поставку малосернистой нефти в восточном направлении. При этом в России может появиться новый сорт нефти, аналогичный по своему качеству международным сортам Kirkuk и Basrah Blend, - с содержанием серы от 2,1 до 2,3%. По предварительным расчетам, затраты на реализацию этого проекта могут составить около 2,5 млрд руб. Сроки выполнения могут занять до одного года с момента принятия соответствующего решения.

Дмитрий Александров, начальник аналитического отдела компании "УНИВЕР Капитал":

    - Проблема, с которой мы сталкиваемся, не какой-то одноразовый всплеск объемов высокосернистой нефти, а тренд, который складывался в последние годы. Учитывая, что ситуация и дальше будет только ухудшаться, решение надо принимать сегодня. Промедление приведет к тому, что по ряду направлений мы придем к содержанию серы около 1,8 и 1,81% буквально к 2022 году. То есть получим высокосернистую нефть на тех направлениях, по которым сейчас транспортируется Urals - главный экспортный сорт нефти в западном направлении.

    Вариант экспорта высокосернистой нефти по отдельному направлению позволяет, не ухудшая ситуацию, не влияя на общий объем денежных поступлений, создать ситуацию, при которой Urals окажется в безопасности от дальнейшего ухудшения качества. С другой стороны, мы сохраняем от ухудшения нефть, идущую на восток, поскольку увеличение ее сернистости ставит под угрозу перспективы эталонной марки, которая для нас важна с учетом разворота на восток.

    Петр Дегтярев, директор департамента трубопроводного транспорта и развития инфраструктуры нефтяной компании "Роснефть":

    - Если решать проблему методом разбавления нефти по всей системе, то постепенно мы дойдем до какого-то предела, когда нам поможет только хирургическое вмешательство. Сейчас же мы пока можем найти решения, которые позволят принципиально выйти из положения. В целом, как идею, мы поддерживаем выделение отдельного экспортного потока, но для принятия окончательного решения необходима более подробная информация.

    Кратко о других возможностях. Еще один путь улучшить качество нефти в системе - увеличение переработки "высокой серы" внутри страны. Эту работу необходимо продолжать с некой долей мотивации предприятий. Мы имеем пример ТАНЕКО, который строился именно под "высокую серу", но пока перерабатывает такое же сырье, как и Самарская группа заводов. Создание банка качества не решает проблему качества нефти. Мы получим просто перераспределение денег внутри пула нефтяных компаний, а на выходе мы ничего не получим. Перенаправление нефти на восток - тоже решение сиюминутное. Оно даст время отдышаться, но не решит проблему в долгом сроке. Мы только ухудшим направление и потеряем премиальный рынок.

    Радик Давлетшин, начальник департамента нормативно-правового обеспечения корпоративных программ компании "Татнефть":

    - Относительно ТАНЕКО мы рассматриваем возможность удвоения объемов переработки до 14 млн т и для решения проблем с серой в системе готовы принять на завод нефть с содержанием серы 1,9%. Сейчас мы работаем с сырьем до 1,8%. Экономика переработки высокосернистой нефти действительно хуже, и для создания центров ее переработки нужны государственные стимулы.

    По нашим расчетам, направление высокосернистой нефти в Усть-Лугу в объеме свыше 20 млн т приведет к появлению нового сорта нефти. Потеря в цене относительно эталонного сорта Urals составит около 40 долл. на тонну. Соответственно, компании, которые будут направлять эту нефть, потеряют доходы, уменьшат прибыль, что приведет к уменьшению инвестиционной возможности.

    В год мы будем снижать добычу на 3 млн т по обычной нефти. Мы предлагаем еще раз посмотреть вариант равномерного повышения содержания серы по всем экспортным направлениям. Еще одно из решений - снижение неэффективной переработки, которую ведут перерабатывающие мини-заводы, потребляющие сырье с содержанием серы в 1,3%. Это позволит высвободить более 30 млн т хорошей нефти, которую можно пустить в систему.

    Мусса Аушев, начальник управления транспортной логистики компании ЛУКОЙЛ:

    - Многие компании реализуют сегодня проекты вторичной переработки на своих заводах. Оборудование, которое при этом используется, длительного изготовления, оно дорогостоящее и требует определенных гарантий качества нефти. Мы в целом поддерживаем идею локализации высокосернистого потока.

    Если исторически возвращаться к вопросам локализации качества, то в 1990-е годы у нас был Кременчугский завод, который потреблял серу, потом у "Транснефти" была возможность выводить сернистые потоки на экспорт через украинские порты и таким образом нивелировать в целом показатели по России. Сегодня необходимо найти решение. Все это требует обсуждения и с точки зрения экономики, и с точки зрения потребления. Нужно искать решение, которое подходит для всех участников.

    Тимур Каримов, директор департамента снабжения и реализации углеводородного сырья компании "Башнефть":

    - Выделение отдельного потока высокосернистой нефти сейчас несколько не соответствует принципу равнодоступности системы магистральных нефтепроводов, так как ограничивает компании, которые вынуждены будут сдавать "высокую серу" в отдельный поток, в выборе направлений. Это, в свою очередь, приведет к ограничению конкуренции со всеми вытекающими последствиями и с потерей позиций компании на рынке.

    Ориентировочные потери в цене - 40 долларов на тонну. Фактические потери могут быть выше, поскольку мы можем оказаться запертыми в одном направлении и покупатели начнут диктовать свои условия. Снижение доходности может привести к падению уровня добычи: из-за нерентабельности ряда проектов по добыче закроются инвестиционные проекты, которые были сформированы исходя из современных условий. Мы предлагаем использовать существующую схему нормальных грузопотоков, которая позволяет с учетом запасов по контрактным спецификациям перенаправить возникающие излишки высокосернистой нефти, в том числе и в восточном направлении.

    Александр Корнилов, аналитик Альфа-Банка:

    - Проблема действительно назрела, она очень остро сегодня стоит перед индустрией. На самом деле необходимо все-таки проанализировать потенциальный рынок сбыта, коль скоро "Транснефть" хочет выделить отдельный поток нефти. Дело в том, что проблема старения месторождений, проблема ухудшения качества нефти существует не только в РФ, но и в других странах. Доля сырья с высоким содержанием серы растет, и нефтепереработчики жалуются. Необходимо проанализировать, сможет ли мировой рынок потребить тот дополнительный поток высокосернистой нефти, который пойдет через Усть-Лугу. При этом необходимо разрабатывать какой-то механизм, который может сглаживать возможный негативный эффект от введения данной меры для основных поставщиков высокосернистой нефти

    Справка

    Классификация нефти:

    1-й класс - малосернистая нефть (массовая доля серы до 0,6%);

    2-й класс - сернистая нефть (массовая доля серы от 0,61 до 1,8%);

    3-й класс - высокосернистая нефть (массовая доля серы от 1,81 до 3,5%);

    4-й класс - особо высокосернистая нефть (массовая доля серы свыше 3,5%)

    Содержание серы в основных мировых и российских сортах нефти:

    Sokol: 0,2%, место добычи - проект "Сахалин-1" (РФ);

    Vityaz: 0,22%, место добычи - проект "Сахалин-2" (РФ);

    WTI (маркерный): 0,4-0,5%, место добычи - Западный Техас (США);

    Brent (маркерный): 0,45%, место добычи - Северное море;

    Siberian Light: 0,6%, место добычи - Ханты-Мансийский АО (РФ);

    ESPO: 0,65%, место добычи - Восточная Сибирь (РФ);

    Urals: 1,5-1,7%, место добычи - Западная Сибирь, Урал, Поволжье (РФ);

    Dubai Crude (маркерный): 2,1%, место добычи - Персидский залив (ОАЭ);

    ARCO: 2,3%, место добычи - Приразломное месторождение, Арктика, шельф Печорского моря (РФ)

    Источник: Российская газета

    RUEN