Капитал.kz: Как долго продлится эпоха дешевой нефти?

Комментирует Директор по инвестициям "УНИВЕР Капитал" Дмитрий Александров

Одно из мнений относительно сырьевых товаров и мировой экономики заключается в том, что цикл роста цен на нефть, металлы подошел к концу, и наступает новая экономическая реальность, в которой стоимость черного золота будет находиться в пределах $30-50 за баррель, и экономикам придется адаптироваться. Деловой еженедельник «Капитал.kz» попросил аналитиков прокомментировать – так ли это, и как долго стоимость барреля Brent будет находиться на отметках ниже $45. 

Действительно черное золото

В среду, 26 августа, котировки североморской смеси подросли, воспользовавшись сокращением запасов в США. По сообщению Bloomberg, октябрьские фьючерсы на Brent (торгуются на ICE Futures) к 8:32 МСК подорожали на $0,32 (0,74%) – до $43,53 за баррель; во вторник, 25 августа, они прибавили $0,52 (1,22%), достигнув $43,21 за баррель. Котировки октябрьских фьючерсов на WTI (торгуются на NYMEX) утром 26 августа повысились на $0,28 (0,71%) до $39,59 за баррель; днем ранее цена контрактов выросла на $1,07 (2,8%) и составила $39,31 за баррель.

Дмитрий Александров, директор по инвестициям «УНИВЕР Капитал», вполне согласен с тезисом о цикле рост цен на нефть. По его мнению, диапазон стоимости может быть шире и выше предполагаемых $30-50 за баррель – $35-55 за баррель. «В целом такое развитие событий было бы логично в рамках теории цикличной стоимости денег (и, как следствие, цикла стоимости сырья)», – отмечает он.

Говоря о том, по каким причинам котировки Brent опустились ниже $45, эксперт отмечает: нефть падала столь сильно и столь быстро, поскольку в значительной степени являлась инструментом накопления дешевой ликвидности и получения спекулятивного дохода. «Другие виды сырья начали снижаться еще с 2011 года и учитывали ухудшение мировой макроэкономической статистики, однако в нефти длительное время цены поддерживались как чисто финансовый актив благодаря программам монетарного стимулирования со стороны ФРС США и высокой ликвидности рынка нефтяных фьючерсов. То есть нефть была действительно черным золотом», – отмечает Дмитрий Александров.

Проекты недополучат финансы

Сергей Пикин, директор Фонда энергетического развития, указывает на то, что нефть как цикличный товар зависит от того, какие инвестиции в разработку новых месторождений сделаны в предыдущие годы. После 2011 года, пока стоимость ресурса находилась на высоких уровнях – от $100, – в мире было профинансировано и начало работу большое количество проектов. Это и определило переизбыток нефти на текущий момент.

Так, по данным Международного энергетического агентства, производство черного золота в настоящее время превышает потребление на 3,3 млн барр./сут. и составляет 96,53 млн баррелей – рекорд за последние 17 лет. По мнению Дмитрия Александрова, такой перекос – негативная ситуация. «Однако дольше нескольких кварталов она не продлится из-за ценового давления. Риск в этом единственный – если кто-то решит действительно демпинговать, и добыча в убыток будет прямо или косвенно субсидироваться. Формально на такое могут пойти США, поскольку источник для субсидий – их собственная эмиссия, кстати, вне зависимости от подъема процентной ставки или сохранения ее на текущем уровне», – комментирует спикер.

Сейчас, по словам Сергея Пикина, складывается обратная ситуация: компании серьезно режут свои инвестиционные программы, по некоторым оценкам, в новые проекты в 2015 году будет недоинвестировано порядка $200 млрд. То есть через 3-4 года они не заработают. При том что спрос продолжает расти – может быть, не так быстро, как хотелось бы – на 1-1,5% в год. В 2014 году он составил чуть меньше 1%, в этом году, как ожидает эксперт, возможно, дойдет до 1,3%. «В результате переизбыток нефти постепенно будет нивелироваться, и, я думаю, уже к началу 2017 года мы увидим баланс предложения и спроса. Нефть достигнет оптимальной величины. Цена в тот период превысит 70 долларов», – считает собеседник. Пока же, по его словам, «мы видим определенную перепроданность по нефти». 

Инвестиционные паузы ведут к балансу

Александр Пасечник, руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности, считает, что прогноз $30 за баррель вполне может быть реалистичен, только не на длинном отрезке времени. «Если инвестиции в нефтедобычу будут стремительно сокращаться в условиях дешевой нефти, то рано или поздно мы придем к циклу восстановления, потому что нефти станет даже не хватать из-за инвестиционных пауз крупнейших энергетических компаний», – говорит он. Восстановительная тенденция, по его предположению, может начаться лишь через год, пока же баррель Brent будет находиться на уровне $40-60. Этот коридор, вероятно, сохранится до конца 2015 – начала 2016 года.

Сергей Пикин также не согласен с тем, что ситуация падения цен – когда они находятся на уровне $30-40 за баррель – окажется долгосрочной. Большинство проектов находятся на пике добычи. Россия и Саудовская Аравия добывают максимальные объемы, так же – ряд стран ОПЕК. «То есть увеличение добычи на действующих проектах не представляется возможным. Поэтому, как только они начнут показывать отрицательную динамику, а это может произойти в 2016 году, начнется процесс балансировки спроса и предложения», – говорит аналитик.

Факторы – сильные и слабые

Один из факторов, который потенциально может «пошатнуть» нефтяные цены, – полномасштабный выход Ирана на мировой рынок нефти (плюс 1 млн барр./сут., как обещает руководство страны). Буквально на днях министр нефти Ирана Биджан Намдар Зангане заявил, что страна готова увеличивать добычу «любой ценой», иначе «потеряет свою долю на рынке». Государство, пусть и незначительно, но уже нарастило объем – на 32,3 тыс. барр./сут. в июле, до 2,86 млн барр./сут. (максимальный объем с июня 2012 года).

«Наращивание Ираном экспорта способно несколько перекроить доли между игроками и скорректировать баланс сил, в том числе в регионе», – говорит Дмитрий Александров. Однако, по его мнению, на цены гораздо большее влияние оказывает денежная политика крупнейших эмиссионных центров и настроения игроков на рынке капитала.

Александр Пасечник считает: не факт, что Иран выйдет на рынок и нарастит предложение так, как он это афиширует. Нет гарантий, что у западных инвесторов появится интерес к вхождению в эту страну. 

По мнению Сергея Пикина, на процесс выравнивания спроса и предложения Иран и его дополнительный миллион баррелей нефти окажут незначительное влияние. Другое дело – Китай. Если это государство – крупнейший в мире потребитель энергоресурсов – продемонстрирует экономический рост порядка 5% и ниже, то это снизит спрос со стороны этого государства. «Но я думаю, что меры принимаемые китайским правительством для сохранения роста экономики на уровне 6-7%, сработают. Нефть, может быть, и провалится ниже $40 за баррель, но это будет краткосрочный процесс», – комментирует спикер. Такая стоимость невыгодна для многих производителей, в том числе американских: в переводе на WTI это $35 и ниже. Некоторое ограничение предложения, в том числе и по сланцевым месторождениям, может произойти, если цена продержится на указанных уровнях хотя бы в течение месяца. «В зависимости от того, как будет работать экономика Китая, будет зависеть, либо мы придем к $70-80 в начале 2017 года, либо – ближе к 2019-го», – комментирует спикер. То есть, резюмирует он, все будет зависеть от того, насколько быстро начнет расти спрос на нефть, что в первую очередь зависит от экономики Китая, и насколько сильно будет снижаться предложение. 

Источник: Капитал.kz

RUEN