Эксперт-Казахстан: Ретейлер? На вылет!

Комментирует начальник отдела аналитических исследований УНИВЕР Капитал Дмитрий Александров

Всегда неспокойный рынок горюче-смазочных материа­лов (ГСМ) в последнее время просто лихорадит. 4 февра­ля мелкие предприниматели из Южного Казахстана об­ратились к премьер-министру Кариму Масимову и главе Агентства по защите конкуренции (АЗК) с просьбой отменить операторское обслуживание — то есть упразднить перечень компаний, которым дано исключительное право распределения бензина на АЗС. Их услуги обходятся ретей­лерам в четыре-пять тенге с литра топлива. Но после недавних решений (МЭМР) отказ от системы операторства не поможет не­большим игрокам — они оказались в заве­домо проигрышных условиях конкуренции по сравнению с крупными компаниями.
Не все цены одинаково полезны
Конфликты вокруг цен на ГСМ традици­онны для Казахстана. Осенние скандалы, вызванные тем, что ретейлеры предпо­читали отправлять ГСМ на экспорт из-за того, что цены за рубежом были выше внутренних, завершился 26 января этого года, когда АЗК обвинило ТОО «Гелиос», ТОО «ТД “Петро Казахстан”», ТОО «Sinooil», АО «КазМунайГаз Онимдери» и АО «Тургай Петролиум» в нарушении антимонополь­ного законодательства. А месяцем раньше Минэнерго установило фиксированную цену на розничную продажу бензина марки Аи-92/93 на отметке 82 тенге. Надо сказать, что фиксирование роз­ничной цены само по себе неприятный факт для всех ретейлеров. Своим поста­новлением от 2 февраля министерство нанесло удар по мелким игрокам, уста­новив максимальную розничную цену на бензин марки Аи-80 — 62 тенге за литр, дизельное топливо — 67 тенге за литр. На бензин марок Аи-92/93 цена сохранена на прежнем уровне (прошлой фиксиро­ванной цены). При этом оптовая цена не регламентируется.
Последствия не заставили себя долго ждать. Уже на следующий день Торговый дом «Петро Казахстан», обеспечивающий весь юг Казахстана горючим, повысил отпускные цены. По данным Ассоциа­ции южно казахстанских владельцев АЗС «Жангар Жанармай», если раньше отпуск­ные цены на Аи-80 составляли 36 тенге, то уже с 4 февраля — 55,07; Аи-92 стоил 69 тенге, стал 75,10 тенге; ДТ с 42 тенге выросло до 60,69 тенге за литр.
Неудобства теперь могут почувствовать все игроки. «Даже если вы от скважины до бензоколонки владелец, а у вас ограничена итоговая розничная цена сбыта, то можете попасть в низкую рентабельность. Вы, естественно, более устойчивы, но все равно ограничены», — считает глава отдела ана­литических исследований инвестиционной группы «Универ» Дмитрий Александров. Но по небольшим компаниям решения МЭМР ударили с особой силой.
Мал, не удал
«В ситуации, когда лимит на розничные цены установлен, а на оптовые нет, вла­дельцы АЗС, не имеющие никакого от­ношения к нефтедобыче и нефтеперера­ботке, а таковых большинство, окажутся в сложном положении», — считает аналитик «Ренессанс Капитал» Татьяна Калачева. «По сути, будет наблюдаться выдавлива­ние мелких игроков и теоретически оста­нется три крупных монополиста — ТОО «Гелиос», ТОО «ТД “Петро Казахстан”» и АО «НК “КазМунайГаз”», — соглашается Дмитрий Александров.
«Нас просто изживают!», — полагает директор АЗС ТОО «Ризат и К» Дюсембай Колтаев. Если с декабря прошлого года маржа уменьшилась только при продажах Аи-92/93, то с февраля этого года разница оптовой и розничной цены практически на все виды топлива составляет семь тенге. «А из этих денег я должен заплатить один тенге с литра за транспортные расходы, из них же зарплату 10 сотрудникам, налог на землю, НДС, электроэнергию оплатить. От силы я продам за месяц 60—70 тысяч ли­тров бензина, получается 420 тысяч — моя выручка. Из них едва ли все расходы можно покрыть. Месяц еще подожду, посмотрю, что будет, и, наверное, закроюсь», — го­ворит предприниматель.
Последние постановления МЭМР уда­рили и по транспортным фирмам. «Мы уже продаем бензовозы, отказываемся от хранения. Если раньше за транспорти­ровку с литра мы получали более трех тенге, то сегодня перепродаем старым клиентам, накручивая максимум два тенге за литр, — рассказывает директор ТОО “2BRich” Наталья Пикуль. — Для нас это просто катастрофа».
Ситуация непростая. С одной стороны, государство теперь может сдерживать цены на бензин, и население будет довольно, но с другой — этот шаг реально грозит закрытию мелких ретейлеров, а это ты­сячи рабочих мест и сотни самозанятых бизнесменов. «Если же запасов по марже не хватит, а они в нефтетрейдинге в рознице есть и очень большие, тогда придется либо бы­стро выкупать станции крупным игрокам, либо пытаться вводить какие-то льготы», — считает г-н Александров.
Однако велика вероятность, что выку­пать у предпринимателей АЗС будут по цене ниже себестоимости. К тому же, если с рын­ка уйдут все частные фирмы, то ни о какой конкурентной среде говорить не придет­ся — в стране всего две полноценные верти­кальные компании — «НК “КазМунайГаз”» и Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC).
Частным компаниям остается только надеяться, что ограничение по рознич­ной цене — явление временное, и те, кто имеет полноценную ретейлинговую сеть, выживут.
 
RUEN