Yarsk.ru: Нефтяная недостаточность

Комментирует начальник отдела инвестиционного анализа ИГ "Универ" Дмитрий Александров

Минэнерго с гордостью рапортует, что добыча нефти в России по итогам года может вырасти до 492−493 млн тонн. При этом инвестиции в геологоразведку на следующий год останутся на нынешнем уровне. Фактически это означает их сокращение. Как выяснилось, если резко не увеличить инвестиции в поиск новых месторождений, уже через 4−5 лет Россия не сможет гарантировать мировым потребителям соблюдение ранее взятых на себя объемов экспорта черного золота.
Победные реляции
Как сообщил сегодня заместитель министра энергетики Сергей Кудряшов, добыча нефти в России в 2009 году может вырасти до 492−493 млн тонн. «В этом году нам удалось сломить тенденцию по снижению добычи», − не без гордости сказал он. Учитывая, что в 2008 году добыча нефти снизилась на 0,7% по сравнению с 2007 годом и составила 488,1 млн тонн, можно сделать вывод, что в 2009 году она вырастет на 0,8−1%.
По словам Кудряшова, этому, в частности, будут способствовать меры, реализуемые правительством по поддержке нефтедобывающей отрасли. «Нам удалось добиться того, чтобы на фоне кризиса инвестиции в нее не сократились», − отрапортовал замминистра.
Горькая правда
На фоне этих победных реляций многие не придали большого значения словам главы департамента экономики и финансов Минприроды Григория Выгона об инвестициях в геологоразведку. «Они останутся на том же уровне, плюс-минус 10%. Но ведь это не столь принципиально», − заявил он.
А вот опрошенные эксперты как раз этот вопрос и считают принципиальным для будущего страны. «Если инвестиции в геологоразведку останутся на уровне 2009 года, то это фактически означает некоторое их сокращение, − говорит главред отдела цен и региональных рынков ИЦ «Кортес» Михаил Турукалов. − Ведь когда падали цены на нефть в конце прошлого года, все говорили, что геологоразведка станет одной из первых статей экономии».
Аналитик ИФК «Метрополь» Алексей Кокин считает, что нынешний уровень геологоразведки «чуть менее чем адекватен». «Его стоит увеличить хотя бы на 20−25%», − отмечает он. Тем более что геологоразведка – одно из необходимых условий процветания отрасли. «Если сравнивать российские и иностранные компании, то объем затрат на нее у них различается в разы, − подчеркивает начальник отдела инвестиционного анализа УК «Универ» Дмитрий Александров. − Грубо говоря, по ЛУКОЙЛу в год может расходоваться 300 млн долларов на геологоразведочные работы, при том что чистая прибыль по итогам года может составлять порядка 7 млрд долларов. То есть геологоразведка составит 5% от чистой прибыли». Для сравнения: в 2008 году нефтяная компания Exxon увеличила свои расходы на геологоразведку в различных регионах планеты до 3,37 млрд долларов.
По Союзному счету
В результате, как отмечают эксперты, ситуация в отрасли такова, что компании, работающие на территории России, используют изученную еще в советское время ресурсную базу. По данным Института геологии нефти и газа СО РАН, до 1991 года в СССР находили примерно в 2−3 раза больше нефти, чем добывали, однако с 1994 года Россия качает черного золота больше, чем открывает.
Официально российские нефтяники не комментируют недостаточность инвестиций в геологоразведку. Объяснить это можно двумя факторами. Во-первых, по словам Дмитрия Александрова, теоретически в России хватит нефти еще на 30 лет, что действует на них расслабляюще. Во-вторых же, нефтяников сдерживает постоянно увеличивающаяся цена геологоразведочных работ. С каждым годом их приходится вести на все более сложных участках, что требует большого вложения средств. «Бурение скважины на суше, на континенте, в хороших условиях типа Татарии, обойдется порядка 500 тыс. долларов. Бурение же шельфовой скважины может стоить 10 млн долларов», − говорит Александров.
Проблемный экспорт
По расчетам специалистов Российского государственного геологоразведочного университета, для поддержки нужного уровня геологоразведки российским нефтяникам нужно ежегодно инвестировать не менее 50 млрд рублей. Если подобные средства выделяться не будут, уже в ближайшее время страна может столкнуться с серьезными проблемами.
«В какой-то момент нам придется фактически с белого листа изучать очень сложные участки недр, что сразу введет очень большую неопределенность в темпы освоения и в темпы роста и сокращения добычи, − заключает Александров. − Неопределенность возникнет даже в том, сколько нефти мы сможем экспортировать через 4−5 лет». Все это, естественно, не лучшим образом скажется на долгосрочных экспортных контрактах России, подобных тем, что наша страна недавно заключила с Китаем.
Источник: Yarsk.ru 
RUEN